starcheolog (starcheolog) wrote,
starcheolog
starcheolog

Categories:

Археологи и «любители металлопоиска». Ответы на вопросы



Под предыдущим постом появилось много комментариев с типичными вопросами и высказываниями.
Так как отвечать по нескольку раз одно и то же под комментариями не очень рационально, то сведу ответы (которые пишу уже несколько лет) в один большой текст.  Если после прочтения его у вас останутся вопросы то задавайте их в комментариях.</p>

И поехали...


1. Мы не грабители, мы хорошие.
Все "любители металлопоиска" утверждают что они не грабители. Грабители это те "которые целенаправленно копают ради наживы" и специально грабят могильники и городища. Но основная масса это - любители истории которые хотят найти что нибудь интересное и вовсе не хотя ничего уничтожат, а занимаются любимым хобби.

На самом деле вреда от таких "любителей" лишь чуть поменьше чем от откровенных грабителей. Сейчас объясню почему.

2. Мы не копаем памятник
 Смешно когда металлодетектеристы уверяют что не копают памятники. Они копают просто поле, просто лес, просто у дороги.
Так вот - ВСЕ "ДЕТЕКТЕРИСТЫ" КОПАЮТ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ.

Если кто-то думает что над каждым археологическим памятником в небе горит огненная переливающаяся надпись "ПАМЯТНИК" то он ошибается. 90 % селищ и могильников выглядят как "просто поле". Внешне они никак не выделяются, особенно если подверглись распашке (а они почти все подверглись распашке).

Но есть у памятника простой  и понятный любому "любителя" признак.

Это  наличие артефактов соответствующего периода. Нашли монетку времён Ивана Грозного – нашли археологический памятник XVI века (90 % вероятности – поселение или могильник, 10 % - одиночное местонахождение). Нашли бронзовую средневековую накладку, наконечник стрелы, обломок украшения и т. д. – нашли памятник эпохи средневековья. Нашли клад - значит нашли клад ( клад это отдельная категория археологических памятников). Всё просто.
А любители, продолжают копать "поля" вырывая из слоя тысячи вещей. Теперь эти памятники навсегда неполноценны.

О том как люди не копают памятники я наслышан, но почему-то следов металлопоиска всегда больше на памятниках. Каждый год мы видим на селищах и городищах новые ямы от металлопоиска.  Одно только Рюриково городище (Ключевой для изучения истории Новгорода и Руси вообще памятник) годами грабили.

Но всегда, это не мы это другие - они грабители.  Даже если ловишь с детектором на памятнике. А начнёшь разбираться - смотришь, засветился человек на форуме, продаёт средневековые находки. Вот тут описана история таких "это не мы" -О "чёрной археологии", копателях и разрушении археологических памятников.

Для того чтобы непосвящённые могли понять то, что я пытаюсь донести, расскажу подробно.


Следы нелегальных раскопок на городище "Княжая гора"

Начну с самого начала – с того, что такое археологический памятник.
Археологический памятник – это объект материальной культуры, несущий в себе определённый объём информации о прошлом. При этом сами объекты могут быть разными. Прежде всего, это городища (остатки укрепленных поселений – городов), селища (остатки неукреплённых поселений), могильники, древние святилища, шахты и множество других объектов. Но ими круг не ограничивается. Памятником является также и отдельное сооружение, и любой древний предмет. То есть, монета, осколок керамики, кремнёвый наконечник и все прочие предметы и их фрагменты – всё это памятники. Потому что обладают главным свойством – несут информацию.

Археологические памятники, как и всё на свете, подвержены разрушению. Существуют три основные причины разрушения археологических памятников:
Природные факторы. Это вода, ветер, кроты и прочие стихии.
Строительная и хозяйственная деятельность человека. Строительство, карьеры, дороги, водохранилища, распашка и прочее…
Раскопки. Которые бывают научными и грабительскими.

Так как археологические памятники (городища, селища, могильники и всё прочее) являются важнейшими источниками для изучения прошлого, то их стараются уберечь от разрушения. Международное сообщество договорилось о том, что сохранение и изучение археологических объектов — одна из важнейших задач. В частности, эти принципы описаны в Европейской конвенции об охране археологического наследия, ратифицированной Россией в 2011 г.

Цитата: «археологическое наследие является жизненно важным для познания истории человечества"
«археологическое наследие, которое является источником свидетельств древней истории, подвергается серьезной угрозе разрушения в связи с возрастающим количеством крупных строительных проектов, природными рисками, подпольными и ненаучными раскопками, а также недостаточной информированностью общественности»



Так как же защитить памятники от разрушения?
Природа. Тут ничего особо не поделаешь, вода будет течь, ветер дуть, кроты рыть. Помогут только превентивные раскопки, например, на размываемой рекой части городища или строительство защитных сооружений. Но по счастью, природа разрушает только малую часть памятников, в основном им угрожает человек.
Строительство. Для того чтобы устранить угрозу памятникам археологии, законодательством устанавливается обязательное проведение историко-культурной экспертизы ВСЕХ участков, подлежащих строительству или хозяйственному освоению. Цель таких экспертиз – выявить все известные и неизвестные памятники для того, чтобы сохранить их.

В первую очередь стараются сделать, чтобы строительство как можно меньше затрагивало территорию археологических памятников. При этом нередко приходится корректировать проекты. Например, в своё время при проектировании трассы М-11 один из её участков сместили на 500 метров в сторону для того, чтобы обойти археологический комплекс у д. Заручевье в Окуловском районе. Потом правда часть этого комплекса снесли карьером в котором добывали песок для строительства трассы. Но это другая история...

Если такой перенос невозможен по техническим причинам — при строительстве в городе или требует слишком больших расходов — то проводятся обязательные спасательные научные раскопки.

Раскопки. Любые раскопки (и научные тоже) — это разрушение, и каждый исследователь знает, что раскопать памятник можно только один раз. Археологи часто поминают недобрым словом предшественников. Не только расхитителей гробниц и бугровщиков-кладоискателей, но и знаменитых археологов прошлого, которые в погоне за находками и сенсациями копали варварскими методами без должной фиксации.

Однажды раскопанный памятник восстановить нельзя и вся упущенная исследователями информация безвозвратно гибнет. Поэтому научное сообщество, наученное горьким опытом, установило жёсткие правила проведения раскопок. Предельно кратко сформулирую их на основании Положения о порядке проведения археологических полевых работ ИА РАН:

1. Раскопки должны проводиться только квалифицированными специалистами, в соответствии с современными научными требованиями и методами, на основании специального разрешения, выдаваемого Министерством культуры.
2. Исследователям следует максимально стремится к сохранению археологических памятников. При выборе объектов раскопок следует отдавать приоритет памятникам, которым грозит разрушение. Раскопки на объектах, которым разрушение не угрожает, возможны только для решения важных фундаментальных научных проблем.
3. Целью археологических работ может быть только выявление, сохранение и изучение археологических памятников.

Собственно, на этом с научными раскопками можно закончить и перейти к грабительским, потому что поиск древностей с металлодетектором — это просто одна из их разновидностей.

Основной целью любого металлодетекториста является поиск древних предметов. Он может заниматься им для пополнения коллекции, заработка или даже приятного времяпрепровождения. И то, что при этом его действия приводят к разрушению памятника и потере информации о прошлом, для «любителя» неважно. Ему гораздо важнее заполучить ещё одну монетку.

3. Но мы интересуемся только поздними находками говорят они.

Но дело в том, что если бы интересы "любителей" ограничивались только этим, то проблемы бы не существовало. Но вкапываясь в землю на сигнал металлодетектора, копатель не знает какого времени предмет он найдёт. А найдя не закапывает обратно. Монеты и вещей XX-XIX в. безусловно встречаются чаще, но практика показывает что «любители» находят массу древних предметов, разрушая при этом памятники (а находки оседают в частных коллекциях).

4. Но ведь археологам не интересны поздние находки, полушка 1718 года, деньга 1750 года, монеты XX в. и т. д.?
Статус предмета зависит не только от его датировки, он зависит от информации, которую может дать находка. Монетка 1750 г. в кармане это - просто монетка 1750 г. А эта монетка в верхнем слое поселения, погребальном комплексе или остатке редута - уже не просто монетка, а историческое свидетельство и важный датирующий материал. Вот более простой (и приближенный к нашему времени) пример. Котелок с выцарапанной надписью "Иванов" стоящий на у кого-то полке просто безделушка, а этот же котелок лежащий среди останков бойца несёт ту самую необходимую информацию.


Дело в том, что для изучения прошлого, грубо говоря, важны не столько вещи, сколько информация, которую они несут. Определённую часть информации вещь несёт в себе. Например, на монете может быть герб, год чеканки, имя правителя. Дополнительную информацию о состоянии дел в древнем государстве может сказать состав монетного сплава и качество чеканки и т. д. Но ещё больше информации о прошлом заключается в контексте. Монета, лежащая на селище, не только рассказывает сама о себе, но и даёт информацию о времени существовании поселения, о торговых связях и благосостоянии жителей дома, на полу которого она лежала и т. п.
А чтобы извлечь эту информацию, важно знать, на каком месте лежал предмет, в каком слое, что лежало рядом, насколько она была перемещена от места первоначального положения и множество других нюансов. Для того чтобы получить эту информацию, необходимо, чтобы предмет извлекал специалист по соответствующей методике.

Тут очень удачным будет сравнение с криминалистикой. Улики на месте преступления должен фиксировать и собирать специалист. Только тогда они помогут раскрыть преступление. Нож с отпечатками пальцев на рукояти и следами крови, найденный на месте преступления, будет важной уликой, много говорящей об обстоятельствах преступления для следствия и суда. А если этот нож найдёт любитель и принесёт его через месяц в отделение полиции хорошо отмытый и начищенный, то он станет бесполезной железякой. Так и с археологическими находками.
Непрофессионалы просто не представляют всего пласта информации, которую содержит в себе контекст, во многих случаях они даже не понимают, что нашли. А его несёт любая находка. Любая! И клад золотых монет, и нательный крестик, и пуговица, и пуля, и даже гвоздь.

Так в чём же заключается вред любительской археологии?
Человек выходит на археологический памятник и начинает копать, извлекая предметы и уничтожая информацию, которую они несут. Лучше всего это иллюстрирует недавний пример из Псковской области. Осенью 2016 года «любитель» сдал в музей коллекцию из 1010 предметов из стекла, глины, камня, черного и цветного металла, датированных преимущественно X-XI вв. XII-XIII вв. В ней 245 монет, 84 весовые гирьки, 45 наконечников стрел, 95 ножей и множество других предметов. Он собрал её на распаханном поле в 2012-2013 гг. Поле было не просто поле, а неизвестное и не стоящее на охране поселение эпохи викингов с невидано богатым культурным слоем.





Все эти предметы теперь, конечно, в музее, но большая часть информации, которую они содержали, потеряна.

То есть, человек два года грабил археологический памятник. И ведь, похоже, даже не с целью наживы, просто собирал красивые и древние штучки. И хоть он передал коллекцию специалистам, но никто уже не скажет, где конкретно был найден каждый предмет и сколько обломков и непонятных предметов он выкинул. Но дальше – больше. Когда про это поле узнали другие, то «набросились» на него с металлодетекторами. За короткий срок было было перекопано более 350 кв. метров. Остановит грабёж удалось только регулярным наблюдением.

Но исторической ценностью обладают не только такие богатые памятники, но и даже отдельные находки. Дело в том, что на большинстве памятников набор находок достаточно маловыразительный, и большая часть наиболее информативных вещей – металлические. Зачастую на селище могут быть всего две-три монетки или несколько металлических украшений, которые дают возможность датировать и интерпретировать памятник или комплекс находок. Если их вынуть, то информативность памятника резко снизится.

При этом информацию несут не только монеты и прочие яркие находки. Приведу только один пример – подковные гвозди. Что можно узнать по находкам подковных гвоздей, которые сотнями тысяч лежат на полях нашей бескрайней родины?

Если разбить на местности сетку и прочесать участок, нанося на карту положение каждого гвоздя, то можно обнаружить, что они образуют цепочки, которые маркируют исчезнувшие к настоящему моменту дороги, не зафиксированные ни на каких картах.

Именно так, например, удалось частично установить, где проходили дороги на Бородинском поле.
Почему частично? Да именно потому, что «любители с металлодетекторами» много лет ходят по полям, вынимая помимо более ярких находок, гвозди, пули и пуговицы.

Думаю, тут всё понятно и ясно. Таким образом за последние два десятилетия разграблены тысячи археологических памятников. На многих из них не осталось металлических предметов вообще. То есть, эти археологические памятники прожили сотни и тысячи лет и были потеряны в последние два десятилетия.

5. Детектеристы любят историю. Многие из них разбираются в вещах и истории своих регионов лучше иных специалистов

Что можно ответить на это?
Эффект Даннинга — Крюгера в действии. Возможно, кто-то из "любителей" обладает немалыми знаниями. Это вполне вероятно. То, что коллекционер может быть неплохим вещеведом или нумизматом, я вполне допускаю (однако замечу, что свои знания он получит, изучая работы, написанные археологами на археологическом материале). Но археологов среди "металлодетектеристов" нет.

Ведя разговоры с металлодетектористами (поверьте, их было немало, как к сети, так и в реальной жизни), я заметил одну яркую их черту – ужасающую дремучесть в сфере археологии. Даже когда в обсуждение приходят явно образованные и умные люди, то они не понимает меня, когда я говорю об элементарных вещах или употребляю термины, ясные любому первокурснику прошедшему археологическую практику.

Но дело-то в том, что даже выпускник истфака ещё не археолог. Археолог - это месяцы и годы в поле, это знание методики, это отчёты, это статьи и доклады, участие в конференциях, и всякая процая важная фигня.

Из-за своего незнания фанаты металлопоиска и не слышат археологов. Можно говорить о массовом материале, открытых и закрытых комплексах, стратиграфии, индивидуальных и массовых находках. Но они этого не понимают, у них свои кубыхи, распахи, какалы и сопутка.

У меня возникает вот такие вопросы к оппонентам… А вы читали хотя бы учебник полевой археологии? Присутствовали когда-нибудь на научной археологической конференции (вход для слушателей, как правило, свободный)? Когда последний раз вы были на археологической выставке?
Некоторые из них говорят что даже были в археологической экспедиции, но на вопрос что они там узнали, могут только вспомнить что студентки там были красивые.
Не я особо в их рассказы о работе в экспедициях не верю.


6. Всё равно все что находят археологи оседает в музеях и там разворовывается. Случаи воровства в музеях (как и магазинах, банках, складах оружия и т. д.) были и естественно будут (даже из Лувра недавно украли что-то весьма ценное). Но все специалисты давно пришли к пониманию того, что крупные музеи - это лучшее место для сохранения коллекций. В конце концов, любой исследователь может получить доступ к интересующей его коллекции (а работают с ними немало). Именно поэтому все археологические коллекции сдаются в музеи.

А находки «любителей»? Что становится с ними? Какую пользу они принесли науке? Какие дали знания о прошлом? Самое горькое, это то, что металлодетектерист-любитель не распознаёт большей части находок и выбрасывает как мусор обломки древних предметов.

7. Мы можем рассказать где и что лежало

Археология уже давно переросла антикварный период (вот опять же понятие неизвестное "любителям"). Любой памятник должен изучаться в соответствии с выработанной методикой. А после того как вы вырвали вещь из контекста (разрушили при этом слой и комплекс), она потеряла 95 % информации и мы получили только 1/20 того знания о прошлом которое в ней содержалось.

8. Так всё же скоро сгниёт, а мы спасаем.
Вы сколько времени ходите с детектором? Два года? Три? Ну пусть даже десять! А археологическая наука «раскапывает вещи» уже больше двухсот лет. Предметы пролежали в земле сотни и тысячи лет, пережили сотни лет непрерывной распашки, несколько войн, массу удобрений в советское время, а теперь вот так возьмут и растворятся? Нет. Как правило вещи в земле находятся в стабильном состоянии. То что могло разрушится уже давно сгнило/окислилось/распалось. А вот когда предмет достают, он попадает в новую среду и часто начинает разрушаться. А неопытный "любитель" думает что он не успел спасти его в последний момент.
Памятники надо прежде всего сохранять для будущих исследователей, обладающих более совершенными методами.


9. Поисковики тоже желают сохранения исторического наследия и археологических памятников.
Это, наверное, самое приятное, что я слышу от металлодетектористов. Но странно, что что охранять поисковики хотят только «занесённые в реестр и обозначенные на местности, археологические памятники возрастом от 300 лет и старше», а всё остальное они хотят раскапывать, как минимум, на глубину чувствительности металлодетектора.

Можно долго спорить о юридических коллизиях и дате, с которой начинать считать предметы археологическими. Но я бы хотел сказать о другом…
Почему металлодетектористы так рьяно требуют для себя прав свободно копать, но не хотят принять обязанностей с этим связанных? Учиться, получать открытые листы, работать по методике, сдавать коллекции в музей? Даже обходя известные памятники, поисковик рано или поздно найдёт неизвестный и, выкопав очередную яму (или ямы) и забрав с него предметы, навсегда сделает его «инвалидом». Неужели у него не возникнет никакого сожаления? Не будет мыслей о том, как этого можно было избежать?

По сути археологи хотят от "поисковиков" соблюдения выработанных за многие годы методик и правил. Эти правила и являются единственным возможным способом изучать и сохранять памятники. Принять эти правила, значит стать археологом. А стать археологом - это значит принять на себя ответственность. Однако, среднестатистические металлодетектористы не хотят ответственности, они хотят монеток.

Как недавно справедливо заметили, законы имеют свойство меняться и никто не гарантирует, что завтра «законотворцы» вообще не проголосуют за полную отмену охраны археологических памятников (чтоб застройке не мешали). Что сделают любители металлопоиска: пойдут пополнять коллекции или защищать памятники?
Что будут делать в этом случае археологи, я знаю.


10. Но многие страны разрешают любительскую археологию. Англия например.

В разных странах законы разрешают разные вещи и простая отсылка к ним не аргумент. Например в некоторых странах мира легализована продажа наркотиков, проституция, свободное ношение оружия, однополые браки (выберите что вам не нравится).

Но специалисты хорошо понимают разрушительность "любительской" археологии.  Именно поэтому конвенция об охране археологического наследия содержит специальный пункт о необходимости ограничить использование металлодетекторов

«ввести выдачу специального предварительного разрешения.. …на использование металлоискателей и любого другого поискового оборудования или метода, используемых в археологических изысканиях»
Ещё раз повторю – в археологии нет неважных находок.

И эта позиция вовсе не моё изобретение и даже не российское.
Эта позиция выработана международным научным сообществом. Та же Европейская конвенции об охране археологического наследия ратифицирована всеми странами Европы за исключением Исландии, Черногории и Белоруссии. Поэтому в большинстве стран «любительская археология» запрещена. И даже те страны, в которых «любительский металлопоиск» разрешён (например, Англия или Эстония), строго ограничивают его возможности с целью минимизации вреда. А профессиональнальные археологи выступают за запрет "любительской археологии и даже ограничение доступа к информации о памятниках археологии.

И раз уж зашла речь о «легальном металлопоиске», то против него и вот почему. Даже профессиональный археолог не может копать, где вздумается. И это правильно, потому что в современной ситуации принцип «Сохранить» стоит гораздо выше, чем «Раскопать». И мне, как археологу, совершенно непонятно, почему непрофессионалы, цель которых — набить карман древними вещичками, почему-то должны иметь преимущество перед специалистами и получить право разрушать памятники.

Основное, что я вынес из них – копатели археологов слушать не хотят. Можно как угодно аргументировать свой ответ, но любая (даже самая разумная) фраза профессионала будет задавлена массой реплик от "поисковиков".

11. Можно ли договорится?
 Возможность диалога между поисковиками и археологами, наверное, самый животрепещущий вопрос. Как организовать разговор, чтобы он не превратился в поток обвинений и оскорблений? Признаюсь, что я потратил в горячих дискуссиях в интернете изрядную часть своей единственной и неповторимой жизни.
Есть среди "металлодетектеристов" те, кто не понимает что творит или просто бездумно развлекается. Обращаясь к ним, скажу:
- Бросьте вы это. Это не хобби, это уничтожение нашей с вами истории и нашей с вами культуры.


Что же делать то, если уж очень хочется?
1. Выкинуть детектор и заняться изучением исторических и культурных памятников без металлопоиска и раскопок. Тысячи людей увлекаются историей и изучают историю своей страны (области, родного края, города, деревни и т. д.) и достигают в этом успехов. Почему же для человека, который говорит, что ему гораздо важнее поиск нового, изучение и сохранение исторического наследия и активный отдых, обязательно нужен металлодетектор - для меня загадка.

2. Присоединиться к археологической экспедиции в качестве волонтёра или сотрудника. Довольно много экспедиций, работающих практически во всех регионах страны, приглашают к себе добровольцев. Например, мы несколько лет активно привлекаем волонтёров для работы в экспедиции. Кто-то приезжает на всё лето, кто-то на месяц или неделю, кто-то приходит на раскоп на пару часов в день. Никогда ещё мы не отказывали желающим принять участие в раскопках. Больше того, несколько человек из тех, кто приехал к нам волонтёрами уже работают у нас как постоянные сотрудники, получают историческое образование и связали свою жизнь с археологией. В большинстве экспедиций отношение к добровольцам примерно такое же. Отличаются только условия, где-то (как правило, на юге) собирают деньги на питание и проживание, где-то (у нас, например) организуют питание и проживание за счёт экспедиции, кое-где даже платят зарплату. Если есть желание, то всегда можно найти приемлемый вариант и договориться.

3. Работать с металлодетектором в археологических экспедициях в рамках существующей методики. Ни для кого не секрет то, что металлодетекторы активно применяют в археологических экспедициях. Однако их использование регламентировано и ограничено методикой, разрешающей использование детекторов при дополнительной проверка перебранного культурного слоя, предварительного обследование исследуемой площади без изъятия предметов из слоя и исследование полей сражений и распаханных участков памятников с обязательной точной фиксацией местоположения находок.

Участие большого количества добровольцев в таких работах может открыть совершенно новые возможности для изучения памятников. Есть несколько примеров широкого использования металлодетекторов при изучении археологических объектов. Из известных мне, назову археологические исследования на Куликовом поле (см. например В поисках Куликова поля и БЫЛА ЛИ БИТВА? УДИВИТЕЛЬНЫЕ НАХОДКИ АРХЕОЛОГОВ и в Суздальском Ополье. Из зарубежных примеров – исследования на поле битвы при Литтл-Бигхорн (популярные англоязычные статьи здесь и здесь).
В этих случаях проводимыми работами руководили профессиональные археологи. Находки и их взаимное расположение точно фиксировались на подробных планах. Одновременно изучался разнообразные сопутствующие материалы. Благодаря этим исследованиям было получено немало новой информации о событиях прошлого.
Вот именно в таких исследованиях необходимо большое количество участников, умеющих пользоваться металлодетектором. Именно они могут стать той сферой, где «любитель металлопоиска» сможет применить свои навыки. Могли бы они и участвовать в работах на городских раскопках, где тоже требуется применение металлодетекторов.

Tags: археологические находки, археологические раскопки, археология, рассуждения, чёрная археология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo starcheolog april 27, 2015 00:41 426
Buy for 10 tokens
Недавно меня в очередной раз попросили рассказать, что такое "культурный слой" и как образуется. Многим кажется невероятным факт, что культурный слой в городе может иметь несколько метров. В итоге я написал вот этот пост, в котором постарался просто, но подробно рассказать о культурном слое и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 125 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →