starcheolog (starcheolog) wrote,
starcheolog
starcheolog

Абсолютная шкала

Оригинал взят у paulus_raul в Абсолютная шкала
Вот чем мне нравятся альтернативщики - они заставляют искать ответы на свои "вопросы", повышая мои знания, и они дают наводки на первоисточники, которые сами же и перевирают. Очень удобно, особенно учитывая, что от исторических наук я достаточно далек.

Поговорим о таком методе датирования в археологии как дендрохронологический метод. Не забываем, что от исторических наук я далек, потому и рассказ будет в большей степени для таких же пользователей как я. Ну и заодно попинаем Тюрина, который "критикует" абсолютную дендрохронологическую шкалу Великого Новгорода.
Возрастной бурав для живых деревьев и цилиндрические образцы древесины

Немного теории

Датировка — в археологии установление хронологии событий, изучаемых по археологическим данным или определение возраста археологического памятника.

Существует две системы археологического датирования объектов: абсолютная и относительная хронологии. Абсолютная хронология определяет календарную позицию археологических объектов или исторических событий на шкале времени (т.е. можно сказать в каком году или какую точно дату случилось событие), а относительная хронология определяет их позицию во времени друг относительно друга, без указания точной длительности того или иного периода (т.е. что за чем происходило).

Существует множество методик как относительного, так и абсолютного датирования. Поговорим об одной из них, которую обычно считают за методику абсолютного датирования - дендрохронологический метод. (Да, иногда этим методом можно получить лишь относительную шкалу датировки.)

Дѐндрохроноло́гия (от др.-греч. δένδρον — дерево, χρόνος — время, λόγος — слово, учение) — научная дисциплина о методах датирования событий, природных явлений, археологических находок и древних предметов, основанная на исследовании годичных колец древесины. Используется для датирования деревянных предметов и фрагментов древесных стволов (например, в постройках), а также в биологии — при изучении биологических изменений за последние тысячелетия. Существует направление в дендрохронологии — дендроклиматология, занимающаяся изучением закономерностей сложения годичных слоев древесных пород для установления климата в прошлые геологические эпохи.

Деревья, растущие в зонах с сезонным климатом, растут с неодинаковой скоростью в разные сезоны. Визуально для нас это выглядит как годичные кольца на спилах. Толщина этих колец зависит от множества факторов в сезон активного роста - температурный режим, количество осадков, продолжительность сезона, солнечная активность и многих других. В итоге у деревьев одной породы, произрастающих в одной местности, график изменения толщины годичных колец за определенный период будут очень близки.

Обращу ваше внимание на то, что именно близки, а не абсолютно совпадут. Если сопоставляются дендрошкалы одной породы из одного района с абсолютно сходными условиями местопроизрастания, и они, естественно, синхронны по годам, процент сходства таких дендрошкал бывает довольно высоким. Сосна с совершенно одинаковыми условиями местопроизрастания из двух разных лесничеств дает процент сходства в 86%. Дендрошкала, отличающаяся по режиму влажности от первой шкалы, дает сходство с ней в 77%.

Сопоставление последовательности годичных колец, сохранившихся в деревянном предмете, и образцов, датировка которых известна, позволяет выбрать образец с совпадающим набором годичных колец и, таким образом, определить, в какой период было спилено дерево, из которого изготовлен предмет. Такое сопоставление и есть, собственно, дендрохронологическое датирование.

На основании исследования образцов древесины, датировка которых заведомо известна, строится так называемая дендрохронологическая шкала — последовательность толщин годичных колец деревьев определённой породы в определённой местности, от текущего момента и как можно далее в прошлое. Для близких к современности периодов используются измерения годичных колец живых деревьев, имеющих достаточно большой возраст (существуют методики выполнения таких измерений, не требующие спиливания дерева).

Для того, чтобы продлить шкалу датировок на временной промежуток свыше пределов жизни одного дерева, используют перекрёстную датировку. Её суть заключается в увязывании воедино следующих друг за другом поколений деревьев, годы жизни которых перекрываются. Специалисты по дендрохронологии считают, даже на основе самой грубой методики (когда кольца делятся на два класса — «широкие» и «узкие») 10-летнее совпадение чередования колец позволяет идентифицировать шкалу с вероятностью ошибки не более 0,1 %. При учёте ширины каждого кольца и применении методов математической статистики вероятность ошибки значительно снижается. Практика перекрестного датирования показала, что для надежной датировки необходимо наложение одной кривой на другую на отрезке, не менее чем в 50 колец, чем больше, тем, естественно, лучше. В последние годы используется рентгеновский анализ годичных колец, позволяющий учитывать не только ширину колец, но и другие параметры (например, плотность древесины в кольце). Таким образом, дендрохронологическая шкала протягивается в прошлое настолько, насколько имеющийся в наличии материал позволяет продолжить непрерывную последовательность.

Для уверенной датировки предмета необходимо иметь качественную, непрерывную дендрохронологическую шкалу, охватывающую период от нынешнего времени до времени изготовления предмета, соответствующую породе дерева и месту его произрастания. Построение таких шкал, само по себе, — чрезвычайно трудоёмкая работа. В тех случаях, когда применяемая шкала не является абсолютной, всегда остаётся опасность неверной датировки исходного материала, на котором построена шкала. Если при построении относительной шкалы была использована неверная первоначальная датировка, все определения по этой шкале, очевидно, окажутся неверными. Поэтому важная задача дендрохронологии — увязать все относительные шкалы с абсолютными.

В последние годы достигнуты крупные успехи в построении абсолютных шкал на сотни и тысячи лет назад. Дендрохронологические лаборатории проанализировали свыше 2 млн образцов деревьев, в результате чего построены следующие абсолютные шкалы:

  • Ирландия — 7300 лет,

  • Западная Европа (по дубу) — свыше 7 тыс. лет,

  • Центральная Европа (по дубу) — свыше 8 тыс. лет,

  • Центральная Европа (по сосне) — свыше 11 тыс. лет,

  • Юго-Запад США (по сосне) — 8700 лет,

  • Район Великого Новгорода — 1200 лет,

  • Северное Приобье — 900 лет.


Дендрохронологические шкалы мира

Здесь пнём Тюрина в первый (но не последний) раз. Тюрин пытается совершить подлог, говоря, что абсолютная шкала это та, которая привязана к современным деревьям. Он специально пытается ввести читателей в заблуждение, ведь абсолютная шкала, привязанная к современным деревьем называется... непрерывной абсолютной шкалой. Т.е. абсолютной шкале иметь привязку к современным деревьям не обязательно.

Если я правильно понял, то американская шкала (Рисунок выше, шкала 1) является чуть ли не единственной непрерывной абсолютной шкалой, построенной по образцам всего лишь нескольких десятков деревьев - самое долголетнее дерево имело возраст в 4600 лет. В остальных случаях перекрестный метод использовался значительно чаще.

Как и полагается, дендрохронология имеет ряд своих принципов и методик, которые позволяют убирать случайности и повышать качество. Впрочем, качественное описание этого может потянуть уже на отдельную статью. Подробнее с этим можно ознакомиться здесь.

В зависимости от решаемых конкретных задач дендрохронологию в последние годы обычно делят на собственно дендрохронологию и дендроклиматологию. Дендрохронология занимается составлением дендрохронологических шкал, их перекрестной и временной связью, относительным и абсолютным датированием самих шкал и, наконец, датированием по этим шкалам тех или иных явлений природы и объектов. Предмет дендроклиматологии значительно шире. Дендроклиматологи выясняют качественные и количественные показатели связей элементов климата, солнечной радиации и других явлений природы прошлого с годичным приростом дерева или сообщества деревьев.

Что стоит отметить по поводу дендрохронологии и дендроклиматологии - для дендрохронологии интересны места, где ее можно применить к историческим наукам, т.е. места археологических раскопок. Для дендроклиматологии такой необходимости нет.

Наибольшее количество исследований в области дендроклиматологии проведено на материалах крайних пределов произрастания древесных насаждений, где лимитирующие прирост факторы проявляют свое действие наиболее полно. Многочисленными исследователями во всем мире установлено, что на верхнем и полярном пределах произрастания древесной растительности колебания годичного прироста в основном зависят от изменений термического режима вегетационного периода. В районах нижних и южных пределов произрастания влияет режим увлажнения. В зонах, благоприятных для роста древесных растений, т. е. в зонах умеренного климата, кольца прироста отражают комплексные показатели влажности и температур.
Если что - это я пинаю высказывания отдельных личностей про шкалу у дендроклиматологов. Она у них строится в большей степени на исследованиях других территорий, нежели чисто дендрохронологическая. Но людям, у которых есть преимущество в лишнюю хромосому, этого не понять.




Абсолютная дендрохронологическая шкала Великого Новгорода

Культурный слой Новгорода является археологическим феноменом. Благодаря мощности, стерильности и влажности слоя все новгородские древности становятся достоянием науки. Толщина культурного слоя в Новгороде на большей его части колеблется в пределах 5-7 м. На некоторых участках города она превышает 7 м, достигая иногда 10 м. При этом нужно помнить, что чем мощнее слой, тем больше его емкость в отношении сохранности древностей. Культурный слой, начиная с уровня XV-XVI вв. и древнее, в Новгороде почти не потревожен, не имеет каких-либо перекопов и поздних нарушений. И, наконец, последнее, благоприятное для археологов условие - этот слой имеет повышенную влажность, благодаря чему в нем хорошо сохраняются органические вещества, и, в частности, древесина.

Культурный слой Новгорода состоит из двух мощных горизонтов. Верхний структурный слой толщиной 1.5-2 м представляет собой сыпучий, сильно перекопанный грунт, довольно сухой, с нормальной аэрацией и с вкраплениями камня, керамики, стекла, строительного щебня и т. п. В этом слое дерево и вообще органические вещества, не сохраняются. Нижний структурный слой толщиной в 4-7 м, а иногда и больше, очень плотный, довольно влажный, вязкий, темного цвета, с большим количеством навоза, древесной щепы, угля, золы и коричневого перегноя. В нем очень хорошо сохраняются дерево, ткани, кожа, злаки, плоды и т. п. Этот слой простирается до материка и относится ко времени от X до второй половины XV в. Особенно хорошо сохраняется в Новгороде древесина в слоях XII-XIV вв. Когда на раскопе рубят или пилят бревно сруба или плаху мостовой, от них летят щепки или опилки бело-желтого цвета с запахом свежей древесины. В слоях X-XI и XV вв. древесина сохраняется несколько хуже, но вполне здоровой и пригодной для любых дендрохронологических исследований.

Вы заметили слово "навоз" в тексте? А вот Тюрин, похоже, заметил только это слово. Потому он решил, что "по отношению к Новгороду археологи называют культурным слоем только навозный пласт и его одновозрастные аналоги".

Думаю, что здесь можно процитировать В.Янина:
Человек приходит поселиться на новом месте, где до него ни одна нога не ступала. Он строит дом, обтесывая бревна и бросая на землю щепки. Он топит печь и, выгребая из нее золу, выбрасывает ее рядом с домом. Он ест мясо и швыряет себе под ноги кости. Он разбил горшок и черепки втоптал в грязь. Он потерял монету. У него прохудился сапог, и за порог полетела рваная подметка. Потом у него сгорел дом. Человек разровнял пожарище, оставив в земле обгорелые бревна нижних венцов, привез песку, чтобы присыпать золу и головешки, и построил новый дом, снова оставив вокруг него слой свежепахнущих щепок. В древности не вывозили на поля навоз, и он оставался лежать под пожарищами хлевов. Так из года в год медленно, но непрерывно происходит образование культурного слоя на местах человеческих поселений. Археологи шутят, говоря, что чем некультурнее человек, тем толще оставленный им культурный слой.

И вот из этих текстов Тюрин смог выделить только слово навоз. И что творится в его голове, остается только догадываться. Кстати, на фото выше имеется слой, подписанный как навоз. Но там даже толщина слоя сад; превышает этот слой навоза.


Образец новгородского дерева - плаха мостовой Великой улицы

Составление первой дендрохронологической шкалы Новгорода по образцам археологического дерева началось в 1959 г. на материалах Неревского раскопа. В распоряжении археологов оказалось 1038 образцов полных спилов от бревен и плах сооружений, вскрытых на раскопе. Всего был собран 1431 образец, но у 393 спилов плохо сохранилась заболонь. В число исследованных спилов входили 752 образца от настилов мостовых улиц и 286 образцов - полных спилов от бревен срубов домов и иных построек.

Составление кривых колебаний годичных колец начали по групам образцов, объединив образцы по стратиграфическим горизонтам и, прежде всего, взяв модели от деревьев, использованных в строительстве одного яруса мостовой какой-либо улицы. Работы по перекрестному сопряжению начались с образцов XIV в., наиболее многолетних. Подавляюшее количество деревьев, взятых на строительство настилов улиц XIV в., имели возраст более 150 лет, часто превышая 200 лет. На плахах настилов мостовых в подавляющем числе полностью сохранилась заболонь и последнее внешнее кольцо.

Сопрягались графики по рисунку кривой, как правило, очень надежно и убедительно. Разница перекрытия в годах более древнего образца молодым или наоборот колебалась в пределах 10-30 лет и никогда не превышала 30 лет. Сопрягаемая длина двух кривых из разных горизонтов составляла 80-90% длины всей кривой данного дерева. От образцов XIV в, наиболее многолетних и здоровых, давших более 400 графиков, развили шкалу в глубь веков, до X в. (28-го яруса) и вверх, к современности, до первого яруса включительно. Таким образом была составлена дендрохронологическая шкала длиной в 579 годичных колец или протяжением в 579 лет. Начало этой относительной шкалы уходило в конец IX в.- середину XV в.

Для того чтобы дендрохронологическая шкала получила абсолютную хронологию, необходимо знать календарное, с точностью до года время образования всего лишь одного годичного кольца. Обычно при составлении дендрохронологических шкал современного леса фиксируется год рубки данного образца, и от этого года отчисляется вся хронология. Составить дендрохронологическую шкалу от современности до XIV-XV вв и соединить ее с новгородской шкалой, только начав работу, мы не могли так как для этого требовался значительный период времени по сбору соответствующих образцов. На эту работу которую мы проделали в последующие годы, нам потребовалось более 10 лет.

Ну что, пнем еще разок Тюрина, который, как и многие другие альтернативщики, "критикует" исключительно устаревшие работы. "Почему специалистам в дендрохронологии для археологов не удалось довести свои дендрошкалы до живых деревьев?" - задает он вопрос. А потому, что надо хотя бы одним глазком взглянуть на более "свежие" исследования. В данном случае, можно было глянуть хотя бы на работу 1977 года. (Кстати, на автора этой работы Тюрин регулярно ссылается.)
Прямо как критики татаро-монгольского нашествия критикуют 300 тысяч напавших на Русь монголов.

Давайте здесь я забегу вперед, и покажу вам непрерывную абсолютную шкалу, как это было в 70-х годах прошлого века.

Распределение во времени дендрохронологических образцов новгородской шкалы 1 — образцы от ныне растущих насаждений (Валдай, Карелия); 2 — деревянные конструкции архитектурных сооружений Иверского монастыря на Валдае; 3 — образцы от церкви Спас-Преображения на острове Кижи (1714 г. ); 4 — церковь Успения у села Курицкое; 5 — лаги фундамента трапезной церкви Благовещения на Виткове переулке в Новгороде; 6—33 — образцы от плах и лаг (от двадцати восьми ярусов) мостовых Великой, Кузьмодемьянской и Холопьей улиц на Неревском раскопе; 34 — лаги фундамента церкви Спас-Преображения на Розваже улице (1421 г. ); 35 — лаги фундамента церкви Саввы на Кузьмодемьянской улице (1418 г. ); 36 — связи стен церкви Иоанна Богослова (1384 г. ); 37 — связи стен церкви Михаила в Сковоротском монастыре (1355 г. ); 38 — лаги фундамента церкви Михаила на Михайловой улице (1300 г. )

В 1960 г ученые пошли по второму возможному пути - найти и определить календарную дату любого годичного кольца в пределах нашей шкалы IX-XV вв. И здесь им сопутствовала удача. В Новгороде соханилось большое количество древних каменных и кирпичных здании от XI в. и позже. В основном это церкви, большинство некоторых имеют точные календарные летописные даты времени их постройки. В этих церквах до нас дошли и деревянные конструкции, главным образом круглые лежни каменных фундаментов и связи внутри каменных стен. Следует заметить, что деревянные лежни фундаментов и деревянные связи стен и столпов являются конструкцией, которая могла сооружаться лишь во время строительства самого здания.

Для исследований археологи могли достать от трех церквей лежни и от двух церквей связи. Круглые деревянные лежни получили от церкви Архангела (церковь была заложена осенью 1300 г.), церкви Саввы на Кузьмодемьянской улице (заложена в 1418 г.) и церкви Спас Преображения на Разваже улице (заложена в 1421 г.). Деревянные связи получены от церкви Михаила Сковоротского монастыря (построена в 1355 г.) и церкви Иоанна Богослова на Витке (построена в 1384 г.). Всего от указанных церквей взяли 39 образцов полных спилов от бревен лаг и брусьев связей. По образцам от церквей составили отдельную дендро-хронологическую шкалу и сопоставили летописные даты постройки с годами рубки дерева (точнее, годами образования последнего внешнего годичного кольца) этих образцов. Образцы от всех церквей показали одну и ту же разницу, т. е. образование последнего внешнего кольца в год, предшествующий времени постройки, упомянутому в летописи. Затем графики дендрохронологической шкалы образцов от церквей наложили на общую новгородскую шкалу. Кривые колебаний накладывались на протяжение в 237 лет. Сопряжение рисунка графиков и циклов оказалось полным и очень хорошим. Следовательно, весь участок протяжением в 237 лет на общем графике получил абсолютные даты, и вся новгородская шкала протяжением в 579 годичных колец после этого тоже получила абсолютные даты от 884 до 1462 г.

Абсолютная дендрохронология новгородских церквей. Вот так перекрестно накладываются друг на друга годичные кольца.

В последующие годы удалось получить подтверждение дат за счет других церквей и за счет следов новгородских пожаров на Неревском конце, которые также нашли отражение в летописях. Ну а потом уже был долгий поиск бревен XVI–XVIII веков, которые позволили бы довести шкалу до сегодняшнего дня и проверить ее еще раз отсчетом от современных деревьев. Экспедиция искала новые образцы уже не в земле, а в старинных постройках и в лесах, заполняя постепенно четырехвековой разрыв. День, когда была создана единая шкала из всех участков, стал днем торжества нового метода датировок.

Итак. Абсолютная непрерывная дендрохронологическая шкала Великого Новгорода существует!


Для тех, кого все еще не удовлетворяет непрерывная абсолютная шкала дендрохронологии Великого Новгорода, я покажу связи с дендрохронологическими шкалами других местностей, где ведутся археологические раскопки.

Карта сборов образцов и размещения объектов дендрохронологического датирования: а) - древнерусские города с абсолютной хронологией; б) - памятники архитектуры; в) - пробные площади современного леса; г) - древнерусские города с относительной хронологией; д) - средневековые поселения Прибалтики.

Начнем с Ополья.
В начале 70-х годов польские археологи Института истории материальной культуры Польской АН начали плановые работы по дендрохронологии под руководством М. Домбровского и К. Тюк. Работы велись на археологическом дереве из Ополья, столицы удельного княжества Пястов. Древности этого города датируются концом X - началом XIII вв. Для абсолютного датирования "плавающей" опольской дендрохронологической шкалы была привлечена новгородская абсолютная дендрохронологическая шкала. Польские дендрохронологи обработали своим методом данные по ширине годичных колец 99 новгородских деревьев с абсолютной хронологией. Данные замеров этих деревьев опубликованы Колчиным в 1963. В итоге обработки новгородских и опольских величин годичных колец были составлены спектры угнетений и затем на ЭВМ произведена их синхронизация. Оказалось, что год 273 на относительной шкале Ополья соответствует 1217 г. абсолютной новгородской шкалы. Таким образом, шкала древнего Ополья получила абсолютную хронологию. Эта хронология полностью подтверждается археологическими материалами и стратиграфией Ополья.

Сопряжение спектров угнетения Новгорода и Ополья (Польша): 1 - спектр угнетений Новгорода по Колчину; 1 - спектр угнетений Новгорода, построенный на средних последовательностях минимальных отношений прироста; 3 - спектр угнетений Новгорода и Ополья (4) по средним значения прироста.


Псков
Изученная коллекция деревянных спилов древних псковских построек получена из раскопов, заложенных на участке у здании Псковского пединститута, в пределах центра средневекового посада, внутри стен 1309 г. Начало заселения этого участки относится к X в., а мощность культурных напластований около 4 м. Слой значительно перекопан фундаментами зданий XVII—XVIII вв. С глубины 1,8-2,0 м дерево хорошо сохраняется. Изучаемые постройки были открыты в раскопах 1969—1970 гг. и относятся к 11—19 пластам (всего здесь выделяется 22 пласта) и датируются археологически от рубежа XI—XII до XV вв. Всего здесь собрано 102 спила, относящихся к 19 постройкам (из 14-18 пластов).

Относительная дендрошкала, составленная по материалам раскопок 1969— 1970 гг., насчитывает 410 лет, все отрезки ее надежно перекрываются. Для абсолютного датирования были использованы кривые роста дерева из построек Новгорода, Орешка и Корелы. Наибольшую близость обнаруживают кривые дерева из Новгорода и Орешка. Кроме того, было проведено сопряжение кривых (XII—XIII вв.) Пскова и Белоозера. Основная тенденция развития годичных колец у древесины обоих районов достаточно близка. Кроме того, для отрезка XIV—XV вв. были проведены выборочные сопоставления с кривыми дерева некоторых памятников архитектуры с известными датами строительства: церковь Преображения в Кижах, церковь Спас Преображения, Михаила Архангела и Благовещения из Новгорода. Абсолютная дендрохронологическая шкала Пскова имеет своими крайними точками 1038 и 1427 гг.

Кривые роста годичных колец дерева Новгорода и Пскова (1240—1360 гг.): 1 — Н-59, В1 — мостовая; 2 — Пс-69, 29 — столб; 3 — Н-59, В12 — мостовая; 4 — IIc-69, 18 — сруб; 5 —Н-59,К134—мостовая; 6 — Пс-69, 10 — мостовая; 7 — Н-59, К179 — мостовая; 8 — Пс-69, 6 — сруб


Деревянные церкви
Значительная коллекция образцов дерева XV, XVI и XVII вв. была собрана с памятников деревянного зодчества - церквей с известными датами постройки Новгородской области и Карелии. Графиков очень много, интересующиеся могут осмотреть их здесь.

Я привел не полный список. Для тех же, кто пытается все еще сомневаться:
Каждая относительная шкала города является не просто шкалой. Она подтверждается громадным количеством различных археологических находок, иными методами анализа возраста, летописными сведениями. И каждая из находок имеет свои альтернативные возможности по нахождению исторического периода. К примеру, как говорилось в статье про бересту, для таких литературных памятников имеется более 500 маркеров, позволяющих определить период возникновения.

Географическое распространение новгородской шкалы
Дендрохронологическая шкала лесной зоны Восточной Европы охватывает довольно значительный регион. Его протяженность с востока на запад превышает 725 км, а с юга на север достигает почти 1000 км. На востоке расположены Белоозеро и Кириллов, на западе Псков и Полоцк, на севере Орешек, Кижи и Лычный остров Сандалова озера, на юге расположен Мстиславль. На территории этого региона располагается несколько подзон таежных лесов. Кижи и другие памятники Прионежья расположены в подзоне средней тайги, Псков, Новгород, Орешек, Белоозеро расположены в подзоне южной тайги, а Полоцк, Торопец, Смоленск, Мстиславль находятся в подзоне широколиственно-хвойных лесов. Но несмотря на зональные различия лесных ассоциаций этого региона, климатические факторы очень часто вызывают единую реакцию у деревьев одного вида на всех местообитаниях, особенно в годы их крайнего напряжения.

Г. Б. Гортинский и А. И. Тарасов (1969 г.) исследовали динамику прироста еловых древостоев в Ленинградской, Ярославской и Калининской областях. Они пришли к выводу, что однотипная динамика годичного прироста еловых лесов прослеживается на значительных расстояниях и поэтому ее можно считать общегеографическим признаком, типичным для всей подзоны южной тайги. Е. В. Дмитриева (1975 г.) исследовала динамику прироста сосны и ели из районов северо-запада Карельского перешейка и Южной Карелии. Сопряжение колебаний годичного прироста и данных по температуре и осадкам прослежены на протяжении в 120 лет. Исследования показали, что основное значение для прироста дерева имеет тот фактор, который в данный момент оказывается в относительном минимуме. Такими факторами для зимнего периода является тепло, а в период вегетации — влага. Сопряженность в динамике годичного прироста проявляется тогда, когда климатический фактор достигает крайнего напряжения.

Итак, результат этих исследований - угнетения шкалы годичных колец, т.е. резкие падения годичного прироста, его величины, частоты и повторяемости, проявляемые на больших площадях. В результате получаются маркеры, на основании которых перекрестное датирование можно делать более достоверным и легким. И эти угнетения характерны практически для всей Восточной Европы.

Угнетения 1219—1220 гг.
Выше на рисунке приведен лишь один из множества примеров угнетения, характерного для Восточной Европы. А вот что пишут вцелом по XIII веку:

В последние годы совершенно очевидна тенденция к понижению прироста, переходящая в начале следующего десятилетия во всеобщее угнетение, охватившее группы из трех-четырех колец с 1210 по 1213 г. Положение колец в этой группе угнетения варьируется. За этим циклом узких колец обязательно следует взлет кривой, достигающий своего максимума в 1218—1217 гг. А потом снова резкое падение прироста, настолько резкое и постоянно фиксируемое абсолютно всеми кривыми вне зависимости от возраста дерева.

Падение прироста, начавшееся после 1217 г., катастрофически достигает минимума в 1219 г. Если, например, кольцо 1218 г. имеет среднюю толщину около 2 мм, то кольцо 1219 г. может быть шириной в 1,0 мм, а кольцо 1220 г. — 0,8 мм. Иногда оба узких кольца бывают равны по толщине. Установить ведущее кольцо этого микроцикла не удается, но им может быть только одно из двух вышеназванных. Следующий за этим провалом подъем прироста в конце 20-х — начале 30-х годов сменяется новым, не очень сильным падением кривой с наиболее узкими кольцами 1231—1232 гг. Более постоянный характер имеет следующее угнетение — группа узких колец 1237—1239 гг., где максимум падения приходится большей частью на 1237 г. Двадцатилетие с 1240 по 1260 г. не отличается постоянством развития кривых. Здесь можно отметить только одно очень четкое и постоянно отмечаемое угнетенное кольцо 1259 г. Следующее десятилетие также имеет постоянную группу узких колец, приходящихся на 1265—1267 гг., хотя различаются и варианты со сдвигом на одно кольцо вправо и влево. Еще большим постоянством отличается цикл с минимальной толщиной кольца в 1270 г., вслед за которым обычно наблюдается период благополучия, резко обрывающийся к конце 70-х — начале 80-х годов XIII в. Как правило, кольцо 1280 г. соответствует максимуму прироста и следует за узкими кольцами 1278—1279 гг. В следующие за 1280 г. два года прирост резко падает, достигая своего минимума в 1283—1284 гг.. Подобное явление мы уже наблюдали дважды — в 1132—1133 и 1219—1220 гг., но в данном случае подъем прироста начинается так же бурно, как и падение, и кольца 1285—1286 гг. оказываются уже максимальными по толщине в этом десятилетии. Небольшой микроцикл конца 80-х годов не заслуживает особого внимания и отмечается лишь у части кривых роста. И, наконец, последнее в XIII столетии угнетение приходится на 1298—1300 гг., интенсивность его различна, но присутствует оно почти на всех кривых.


Как видите, маркеров для одного века предостаточно. И примерно так же и по всем другим векам.



Как Тюрин лапшу вешает

Как я уже ранее говорил, Тюрин пытается подогнать результаты своих исследований под "гипотезу" ФиН, что история Великого Новгорода сдвинута на 400 лет. Как прошлись ученые по этой "гипотезе" я уже рассказал здесь и здесь. Одним из пунктов "доказательств" была дата на бересте, которая привидилась ФиН. (Кстати, в том периоде, куда эти квази-историки пытаются сдвинуть историю, на бересте писали уже чернилами.)

Посмотрим, как лажается на этом сам Тюрин в комментариях к своей статье:
АнТюр: С берестами нет никаких проблем. Фоменко и Носовский прочитали дату на бересте "Святая Варвара". 18 век. Дата написана традиционным способом. Их интерпретация даты опубликована в "Докладах Академии наук". Не оспаривается.
Читатель: Не надо врать насчет неоспаривается. Вообще-то, по этой грамоте, большинство обвиняет Фоменко в прямом подлоге
АнТюр: С  датой бересты со святой Врварой действительно имеется неувязка.

Продолжим. Новгородский кремль был построен в XV веке. Если применить сдвиг в 400 лет, то выйдет уже XIX век. В связи с этим возникает вопрос - Тюрин наших прадедов идиотами считает? Зачем им строить морально устаревший образчик фортификации?

Как я говорил выше, археологи считают отличным, когда при перекрестном подходе совпадает лет 50. Что ж, посмотрим как с этим справился Тюрин в своих "доказательствах":
Я работал с фактическими данным дендрошкалы по Неревскому раскопу Новгорода. Ее характеристики в головном тексте. Я взял ее из западного Банка данных (датированные дендрокривые - цифры ширины годовых колец) и фрагментарно "перекинул" в Ексель.

Действительно, когда заранее известен необходимый результат, то с использованием фрагментарных данных можно его и достичь. Особенно если взять данные из совсем другого региона, в чем сам Тюрин и признается: "В кольцах можжевельника Полярного Урала  выделили климатические сигналы для периода с 1400 г. и до современности."
Где Полярный Урал и где Восточная Европа??? Остальные пояснения по этому поводу выглядят откровенным натягиванием. О чем ему неоднократно в комментариях сообщали.

В своей статье Тюрин ссылается на автореферат Тарабардиной 2007 г. И, как всегда, перевирает даже его. Ну не понять человеку, что в нынешнее время первоисточник легко можно найти. Тюрин пишет следующее: "В нем приведены результаты дендрохронологического изучения Новгорода в период 1991-2005 годов. Один из них – это построение общей дендрохронологической шкалы Новгорода NOVPIN, охватывающей период с 1083 по 1549 г. и включающей 202 образца. Из-за низких коэффициентов сходства в эту шкалу не вошли образцы 10-12 веков. То есть, локальные дендрошкалы в период 10-12 веков не достоверны."
А теперь посмотрим, что на самом деле пишется в автореферате: "В результате изучения дендрообразцов из раскопов 1991-2005 гг..." Т.е. Тарабардина говорит именно об образцах, взятых за указанный период, а не вообще за все время раскопок.

Более того, у Тарабардиной имеется еще и работа, посвященная крепостям Ланскрона и Ниеншанц, которые датируются однозначно. И вот что она пишет там:
"В  результате проведенных исследований удалось получить точную датировку 106 образцов. Конструкции Ландскроны датированы 1300 годом, дендрохронологическая датировка в данном случае полностью совпадает с летописной. Это дает еще один бесспорный эталонный репер для средневековых дендрохронологических шкал, включая новгородскую. В  результате перекрестной датировки образцов построены два отрезка дендрохронологической шкалы: 1006–1300 гг. и 1535–1805 гг."

Пожалуй, пну Тюрина в последний раз. Уже скучно, т.к. проколов у него и так набралось предостаточно.
"В проезде Водяных ворот Кремля получена дендродата сооружения бревенчатой мостовой - 1521 г. Это соответствует 1912 году. Каким образом могли обустроить в 1912 году въездную дорогу в Кремль? Реально – только укладкой деревянной мостовой. Время массового использования асфальта еще не настало."
Представляете, он реально пытается уверить всех, что про брусчатую мостовую наши предки не знали. Ну и кто он?

Мысли ученика: «Я теперь носитель древнего знания!»
Мысли гуру: «Ты — носитель лапши на ушах.»


Tags: археология, датировка, перепост
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo starcheolog april 27, 2015 00:41 398
Buy for 10 tokens
Недавно меня в очередной раз попросили рассказать, что такое "культурный слой" и как образуется. Многим кажется невероятным факт, что культурный слой в городе может иметь несколько метров. В итоге я написал вот этот пост, в котором постарался просто, но подробно рассказать о культурном слое и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments