starcheolog (starcheolog) wrote,
starcheolog
starcheolog

Из жизни других экспедиций Один день студентки-археолога в Израиле

Оригинал взят у rosie_hobbit в Один день студентки-археолога
Привет! Мне 26 лет, я по-прежнему живу в Иерусалиме и изучаю археологию в Еврейском университете. В интернетах меня зовут Рози, паспортное имя пусть останется для паспорта :) Я однажды рассказывала о своём дне на учебной экскурсии в Мегиддо, а сегодня покажу рабоче-учебный день в Иерусалиме - 24 апреля. Он был супернасыщенным, я бы даже сказала, чрезмерно. Если бы все дни были такими, я бы не писала сейчас этот текст. Итак, под катом 69 фотографий плюс одно видео. Две работы и одно околоучебное мероприятие, на которое я отправилась совершенно добровольно. Вместо гламура, детей и котиков - несколько научно-популярных лекций, молодые израильские пролетарии, много пыли и камней, мрачные подвалы... ну и один котик. А также две профессиональные фотокамеры, правда в качестве объекта, а не субъекта съёмки. И, конечно, Иерусалим - утренний, дневной и вечерний. Качество фотографий - домашнее.
collage

1. Подъём в 5:20. Фотография, естественно, получилась размытой (я честно-честно к следующему разу разберусь, как делать принт-скрин с экрана телефона!). Пока я делаю утреннюю зарядку (я свято верю в то, что эта процедура спасает меня от растяжений и болей в мышцах после работы), предлагаю вам поразглядывать стену моей комнаты. В прошлый раз я обещала рассказать про висящую на ней карту Ближнего Востока. Итак, карта приехала ко мне по почте, в роли обёртки для заказанного в одноимённом израильском издательстве этимологического словаря иврита. Карта изображает Ближний Восток в первом тысячелетии до нашей эры, и все надписи на ней - на немецком языке. Развернув посылку и справившись с культурным шоком, я поняла, что выбрасывать такой артефакт никак нельзя, разгладила её и повесила на стену. Это было в первый месяц моей жизни в Израиле. Ещё через пару месяцев, задумчиво глядя на неё вечером после посещения археологического музея в Хайфском университете, я внезапно для себя решила, что литовским языком (моя первая специальность) в Израиле не прокормишься, пойду-ка я лучше в археологи. С тех пор и.
01

2. Скромный пролетарский завтрак - молоко и "подушечки" с корицей. Самое здоровое и питательное блюдо из тех, что не требуют включать мозги в полшестого утра.
02

3. Собираю еду с собой: сэндвич с финиковой пастой (она занимает в местном меню примерно такую же нишу, как в России яблочное повидло: наиболее стандартная и дешёвая начинка для всяких печенек и пирогов), сэндвич с сыром и сладким перцем и яблоко. Забегая вперёд, скажу, что питалась я в этот день сухпайком, но такое, к счастью, бывает нечасто.
03

4. К бою готов! Извините, я не умею улыбаться, фотографируя себя в зеркале в 6 утра (6:20, если быть точной).
04

5. Улица пустынна, солнце ещё низко.
05

6. Редкие прохожие.
06

7. Я хожу на работу пешком, это занимает 30-35 минут. Помогает проснуться и размяться, и кроме того, вы посмотрите сами, какие виды.
07

8. У меня есть два пути - подняться на Сионскую гору или обойти её по шоссе. Сегодня выбираю второй вариант. Тротуара тут нет, по этому парапету карабкаются только самые стойкие - одинокие японские туристы и рабочие с раскопки Ханьон Гивати! (Недаром же она носит имя бригады спецназа израильской армии... шучу, конечно :)
08

9. Шоссе, по которому я иду, - это узкая ступенька на очень крутом склоне Сионской горы. Наверху (слева от меня) - почти отвесный склон, на вершине которого - немецкое католическое аббатство ордена бенедиктинцев Дормицион (по-русски - Успения Пресвятой Богородицы) и могила царя Давида. Справа от меня гора обрывается вниз, в живописную долину под названием "Гай бней Енном" - долина сыновей Еннома. По легенде, здесь сжигали людей заживо в жертву языческому богу Молеху, и отсюда появился образ "Геенны огненной".
09

10. Приближаюсь к Старому городу.
10

11. Я почти на месте. Обогнала двух арабских школьниц.
11

12. Общий вид на раскопку сверху. Белый забор отделяет нас от арабских жилых домов (никому не пожелала бы жить над археологической раскопкой... Но, как ни странно, конфликты с местными жителями происходят редко). На заднем плане, позади раскопки - арабская деревня Силуан. Журналисты, пишущие о нас, никогда не обходят вниманием палестинскую тему. Дело в том, что раскопка находится в Восточном Иерусалиме, населённом в основном арабами, но принадлежит правой организации "Амутат Эльад", которая занимается укреплением связи евреев с Иерусалимом. Раньше здесь была парковка, которую они купили, собираясь построить вместо неё какой-то образовательный центр или вроде того, но перед началом строительства организовали археологическую раскопку (это обязательное правило для любой стройки в Израиле, такие раскопки называются "спасательными").
12

13. Некоторые с утра уже полны энергии!
13

14. Расскажу немного о том, как происходит раскопка. Территория разбивается на квадраты (обычно пять на пять метров), квадраты размечаются белыми мешками с песком, эти линии называются "банкеты" (от слова "банкет" в значении "насыпь"). Внутри каждого квадрата постепенно, слой за слоем, снимается земля, обнажая скрытые в ней остатки строений. Сначала земля "вспарывается" киркой (этим как раз занимается юноша в центре фотографии), потом собирается в вёдра, попутно из неё вынимается всё, что может представлять интерес для археологов: осколки керамической посуды и других изделий (например, черепица), кости животных, монеты и другие металлические изделия, а если сильно повезёт - украшения и прочие ништяки. Всё это регистрируется, иногда отсылается в лаборатории, фотографируется, обрабатывается и свозится на склады Управления древностей (государственной организации, контролирующей все раскопки в Израиле) или хранится в специальных комнатах в университете, в том случае, если раскопка организована университетом (эти комнаты вы тоже скоро увидите). Там продолжается работа археологов по вытягиванию из находок как можно большего количества информации о том месте и времени, к которому они относятся. Особо прекрасные артефакты отправляются в музеи. Сейчас вы захотите спросить "А можно ли вам забирать что-нибудь домой?" - нет, нельзя. За это отрубают правую руку или левое ухо, по выбору.
Все уснувшие в середине лекции проснулись? Поехали дальше :)
14

15. Когда вёдра, имеющиеся в нашем распоряжении, заканчиваются, начинается самая весёлая часть - цепочка. Цепочка - она цепочка и есть. Проще показать, чем объяснить.


16. Но вообще-то я сегодня не копаю. Каждый день несколько человек вместо кирки получают в руки щёточку и отправляются мыть выкопанную в предыдущие дни керамику. Кстати, на обычной полевой раскопке, которая длится, скажем, месяц-полтора где-нибудь посреди бескрайних израильских степей (да и не только израильских), утром все копают, а после обеда все моют. Но тут работа организована по-другому, поскольку эта раскопка продолжается без перерывов уже шесть лет, пять дней в неделю, с нормальным восьмичасовым рабочим днём.
16

17. Вместе со мной сегодня работает вот эта замечательная пара - Бат-Шева (это ветхозаветное имя в русском переводе звучит как "Вирсавия" - так звали жену царя Давида, мать царя Соломона) и Шарон. По профессии она художник, а он архитектор.
17

18. В 9 утра - перерыв на чай-кофе-печеньки.
18

19. Отдых, перекур, смс-ки родным на волю, разговоры.
19

20. Это не туристы фотографируются на фоне древних стен. Это у нас сегодня гости - три человека из Управления древностей, которые с помощью специальной аппаратуры строят трёхмерную модель выкопанных нами зданий. Тут только двое из них, а молодой человек, который позирует на "камеру", - археолог с раскопки, магистрант университета. Родился он, кстати, где бы вы думали - в Уругвае, родной язык у него испанский, а личных имён, если не ошибаюсь, пять: Федерико Бернардо Санта Мария делла Роза ну, в общем, вы поняли. Но израильтяне недаром славятся недостатком терпения: вместо всей этой роскоши кличут его первой половинкой первого имени - Феде.
20

21. Дальше работа продолжается в том же духе до 11, когда у нас перерыв на обед. Тут есть несколько вариантов: кто-то приносит из дома еду и разогревает её в микроволновке или идёт в магазин за сэндвичем, но мы пойдём другим путём. В конце прошлого перерыва специальный человек (сегодня это был Дор, которого вы видите на фотографии справа) собрал с желающих по 10 шекелей (около 80 рублей) и отправился в Старый город на рынок. Оттуда он приносит изысканные восточные яства: питы, хумус, фалафель, овощи, рыбные консервы и лимонад, и из всего этого соображает вкусный и здоровый обед, точнее ланч. Много ли надо пролетарию? Дёшево и сердито. Сэндвич стоит дороже, а еды в нём меньше.
21

22. Обедаем "чем бог послал".
Трудно сфотографировать много людей за едой так, чтобы никто не оказался с куском за щекой. Вот и мне не удалось.
22

23. После еды поднимаюсь на проходящий над раскопкой балкон для туристов. Вы думали, лекция окончена? Рано радовались.
Как я сказала, раскопка ведётся уже шесть лет. Изначально здесь была стоянка автомобилей и автобусов, приезжающих в Старый город. На той высоте, где я стою и где находится самая высокая часть раскопки напротив меня, лежал асфальт, а под ним скрывалось всё то, что вы видите, и много другого, чего уже никто не увидит. Участок за участком парковку раскапывали, и вот неделю назад принялись за последний участок - тот самый, на котором я фотографировала до перерыва. Внизу, как видите, тоже продолжается работа.
Кстати, помните утреннюю цепочку? Так это был упрощённый вариант, потому что все вёдра были со вчерашнего дня собраны наверху. Обычно цепочка начинается вон там внизу, и каждое ведро (весом 2-3 килограмма) проходит весь путь наверх, через новый участок раскопки и в мусорный контейнер за воротами.
23

24. Это взгляд с другой стороны. Справа видна та часть балкона, на которой я только что стояла. Внизу вы видите одновременно остатки строений, построенных в течение тысячи лет: начиная с эллинистического периода (4-й век до нашей эры), через римский период и заканчивая византийским (7-й век нашей эры). Здания, построенные правителями или местной аристократией, рушились в результате войн и землетрясений, а новые правители не разбирали развалины до основания или разбирали лишь частично, затем засыпали территорию землёй и возводили новое здание, вкапывая фундамент внутрь засыпки. Поэтому, если вытащить землю (чем мы и занимаемся), можно увидеть всю историю строительства на этом месте. Археологи разработали специальные методики для определения взаимосвязей между стенами - какие построены раньше, какие позже. Поэтому опытный взгляд видит здесь не просто нагромождение серых камней, а кино в 3D - как выглядели здания и как они сменяли друг друга, какие люди в них жили и так далее.

На переднем плане - ящики с вымытой накануне керамикой сушатся на мозаичном полу римской комнаты. Она находится в углу стоявшего здесь когда-то роскошного особняка, слева от неё - ещё одна комната, а потом ещё одна. Напротив - параллельный ряд комнат. А стенки чуть повыше, в дальнем правом углу - это уже более позднее здание, византийское.
24

25. Возвращаюсь на прежнюю позицию. Эти основания колонн обозначают контур прямоугольного перистильного дворика (то есть, собственно, дворика, окружённого колоннами), вокруг которого и группировались ряды комнат в богатом римском доме. Сами колонны тоже нашлись, но целых почти не сохранилось.
Как вы догадываетесь, я могу продолжать ещё долго, но не буду перегружать вас подробностями. (Впрочем, на любые вопросы с радостью отвечу в комментариях).
25

26. В конце перерыва я ещё успеваю сбегать в туалет в находящийся через дорогу от нас туристический центр "Ир Давид", то есть, "Город Давида" - расположенный на предполагаемом месте города, построенного царём Давидом. Сразу скажу, что в смысле археологических доказательств с городом Давида всё обстоит не лучшим образом, зато эта проблема кормит не одно поколение археологов по обе стороны океана.
26

27. Здесь всегда полно посетителей - школьники, солдаты, туристы.
27

28. Некоторые товарищи любят обедать здесь, подальше от коллектива (сказала бы "и от суеты", но тут суеты и гама тоже хватает, израильские школьники - это как небольшой смерч). Впереди - Оз, простой израильский парень, недавно демобилизовавшийся из армии. Существует специальная программа армии под названием "авода муадефет" - предпочитаемая работа. Если бывший солдат выбирает одну из работ из особого списка (сельское хозяйство, завод, бензозаправка и др.) и работает там шесть месяцев (за зарплату, естественно), то по окончании этого срока он получает специальную единовременную выплату от армии, которую можно потратить, например, на оплату первого года обучения в университете или на путешествие. Около года назад археологические раскопки включили в этот список, и сейчас чуть ли не половина работающих у нас - "дембели".
Позади - Дани, грузинский еврей из славного города Арада, что близ Мёртвого моря. Переехал в Иерусалим, чтобы учиться на курсах гидов. До этого работал пастухом в Иудейской пустыне. Легко болтает на английском, французском и испанском и немножко на русском. Характер нордический. Не женат.
28

29. Вид на арабскую деревню Силуан.
29

30. Возвращаюсь на раскопку и спускаюсь вниз, посмотреть, как там идут дела.
30

31. По пути обратно наверх встречаю на лестнице Джея. Джей - наша звезда, любимый персонаж журналистов, которые приходят несколько раз в год писать о нас заметки. На вопрос о возрасте обычно отвечает "пятьдесят два" и уклоняется от дальнейших расспросов. Джей - бывший офисный работник из Нью-Йорка, влюблённый в археологию. В течение многих лет приезжал в Израиль добровольцем на раскопки, на пенсии репатриировался и устроился на нашу раскопку рабочим на полную ставку. Работает наравне со всеми, а после рабочего дня забирается на Сионскую гору на велосипеде.
31

32-33. Около половины второго после очередной цепочки контейнеры полностью заполнены. Баста! Инструменты и вёдра с территории собираются и уносятся на склад.
32

33

34. А копающие подключаются к мытью керамики.
34

35. Эту на редкость удачную фотографию я делала исподтишка, потому что персонажи ни за что не согласились бы, а мне очень хотелось рассказать. Пожилого религиозного мужчину справа зовут Йосеф (слева просто его знакомый, в гости зашёл), он инспектор организации "Хевра Кадиша", которая занимается всеми захоронениями в Израиле. Эту организацию контролируют ультрарелигиозные группы, которые следят за тем, чтобы похороны проходили с соблюдением еврейских религиозных правил и чтобы не допускалось надругательство над останками евреев. Дело хорошее, но - как бы выразиться понейтральнее - археологам они немножко мешают работать. Когда есть хоть какая-то вероятность того, что найденные на раскопке человеческие кости могли принадлежать евреям, археологи обязаны их извлечь и немедленно передать этой организации, которая их перезахоранивает в специальном месте (в худшем случае раскопки полностью прекращаются). Изучение этих костей запрещено. Вся богатейшая информация, которую из них можно было бы извлечь при помощи современных методов анализа, - количество, пол, возраст людей, болезни, которыми они болели, еда, которой они питались, и так далее - всё это в буквальном смысле уходит с ними обратно в могилу. Во многих случаях археолог способен определить, принадлежит ли захоронение еврею или, скажем, римлянину (все народы хоронили своих умерших по-разному), но с этой организацией не поспоришь.

Нетрудно догадаться, что инспектор может при желании сильно портить настроение работающим на раскопке археологам, ибо из сочетания маленького человека и власти ничего хорошего обычно не выходит. Но с Йосефом нам повезло, он не злоупотребляет своим положением, очень доброжелательно ко всем относится и даже иногда помогает на цепочках, чего делать, разумеется, совершенно не обязан. Собственно, работа его заключается в том, чтобы следить за тщательным извлечением всех найденных человеческих костей. Кажется, он проходил какой-то специальный курс и умеет отличать человеческие кости от костей животных.
35

36. Присоединившийся ко мне Дор фотографирует меня с инструментом в руках. Здесь ценители женской красоты могут сообщить мне, что я неухоженная и не слежу за собой, и мне не поможет даже выщипывание бровей и строгий костюм.
36

37. А это Яна - одна из двух руководителей раскопки. В конце дня сидит на краешке стола с вечной сигаретой в руке и размышляет о том, что накопали сегодня и куда копать завтра. Справа Ариэль - зооархеолог, он же археозоолог (то есть, специалист по костям животных). Тоже погружён в думы.
37

38. 3 часа дня - рабочий день окончен! В 4 мне надо быть в университете на второй работе. Обычно нет никакой спешки, но сегодня нужно будет закончить до 6, чем больше успеем, тем лучше. Сначала иду через Старый город. Это пункт охраны при входе на площадь перед Стеной плача.
38

39. Площадь живёт своей обычной жизнью - евреи, арабы, паломники...
39

40. Пробегаю через арабский квартал. Несколько стандартных видов современного восточного базара, или "почувствуй себя японским туристом".
40

41. Каждый завлекает туристов в меру своей фантазии. Кстати, обратите внимание на клетку с канарейкой - у каждого второго торговца в Старом городе есть такая.
41

42. Тороплюсь, щёлкаю всё, что подворачивается под руку.
42

43. На базаре продают отнюдь не только традиционные товары.
43

44. Туристы у входа в часовню, построенную Армянской католической церковью. Обратите внимание на чёрный диск с римской цифрой III. Здесь находится третья остановка Крестного пути, где Иисус в первый раз упал под крестом.
44

45. Торговец фруктами. В следующую секунду он ослепительно улыбнулся на камеру, но я нажала на кнопку чуть-чуть не вовремя... Оранжевый фрукт на прилавке называется на иврите "шесек", а по-русски, если верить словарю, - мушмула. Я его впервые попробовала в Израиле и очень люблю. Сейчас как раз сезон.
45

46. Выхожу через Шхемские ворота и иду на трамвай. Табло показывает время, 3 минуты до ближайшего трамвая и название конечной остановки на трёх языках (иврит, арабский, английский).
46

47. Вот я и в университете.
47

48. Видите слева фигуру на велосипеде? Альберт Эйнштейн - один из основателей Еврейского университета. Согласно его завещанию, университет получил его личный архив, а также права на использование его образа - что мы и наблюдаем.
48

49. Я с первого дня влюблена в кампус Ар а-Цофим (по-английски "Mount Scopus" - гора наблюдателей).
49

50. Для меня тут что-то вроде райского сада, да ещё и с котиками.
50

51. Балкон в торце старого здания Института археологии. Запомните это место.
51

52. Просто прикольные облачка.
52

53. Институт археологии Еврейского университета количеством и взаимным расположением своих этажей напоминает мне бессмертный НИИЧАВО. Вот, например, перед вами новое здание института. Сколько этажей вы здесь видите? Правильно, четыре. Нумеруются они со второго по пятый. Где находится первый этаж и как туда попасть, никому неведомо. Кроме того, легенда гласит, что именно там находится институтский ядерный реактор. Для археологических датировок, разумеется, а вы что подумали?
Про старое здание и говорить нечего. Оно настолько набито всякими древними артефактами, что было бы странно, если бы там иногда не происходили локальные нарушения пространственно-временного континуума.
53

54. Забегаю на минутку в библиотеку, кое-что передать подруге. Сфотографировать это кое-что я забыла, радуйтесь, вы избавлены от очередной лекции :)
54

55. А теперь за работу! Работаю я офисной девушкой ассистентом археологической экспедиции, раскапывающей место под названием Тель Дор - древний финикийский город в сумасшедше красивом месте на побережье Средиземного моря. Ассистент - это уже звучит круто, на деле я занимаюсь той работой, на которую не остаётся времени и душевных сил у археологов - сканирую разные документы, вношу информацию в компьютерную базу данных, инвентаризирую всякие древние осколки и всё в таком духе. Это нормальная подработка для студента, возможность посмотреть на процесс изнутри, потрогать всякие древние штуки и подружиться с профессором.
Я обещала показать комнаты, где хранятся находки. Вот сейчас я пулей проношусь по коридорам старого здания института, чтобы взять кое-что из нашей комнаты, которая находится в самом дальнем углу здания.
58

56. Было бы время - выпила бы чайку. Нет, из древней посуды нам пить нельзя она слишком пыльная
56

57. Иногда я ухожу с работы в 8 вечера, в полной темноте и за каждым углом меня подстерегает ожившая мумия.
57

58. Это отдел преистории, в этих витринах хранятся совсем древние вещи типа черепушек хомо, который ещё не очень сапиенс, и всё такое.
55

59. Вуаля! Помните балкончик? Это вид с него на дорожку, по которой я недавно проходила.
59

60. Забрав всё необходимое из комнаты, я отправляюсь в "хадар осафим" - скажем, хранилище коллекций. Это комната, где проводятся занятия по древней керамике, а также происходит обработка находок. Мне нужно сфотографировать найденную в Доре аттическую керамику (не бойтесь, лекции по греческой керамике не будет, я сама в ней мало что понимаю), эти фотографии потом будут опубликованы в отчёте о раскопках. Для этой цели мне выдают принадлежащую хранилищу профессиональную камеру с крутой линзой а я с ней обращаюсь, как мартышка с очками
60

Дальше в репортаже, к сожалению, провал. Но ничего особо интересного не происходило: я и командующая мной девушка Юля пытались построить из имеющихся в нашем распоряжении приспособлений такую конструкцию, при которой черепки будут освещены правильным образом и не будут бликовать. Поскольку в профессиональной фотографии мы обе смыслим мало, то в течение полутора часов мы комбинировали различные лампы, отражатели и рассеиватели, пока не добились относительно приемлемого результата, но тут-то нас и погнали из хранилища, потому что оно в этот день закрывалось в 6 вечера. Так что фотографировать я начала только на следующий день.
Выйдя из хранилища, я столкнулась с профессором, который обещал взять меня летом на раскопки, да не просто так, а археологом - прямо как у взрослых. У нас состоялась интереснейшая беседа, в ходе которой я от волнения вообще забыла о фотоаппарате. Потом я устроила обеденный перерыв и съела остаток собранной утром еды - бутерброд с сыром и яблоко (слушайте, это звучит ужасно, я сейчас расплачусь от жалости к самой себе).

61. Итак, остался последний пункт программы. Вот в таких мрачных декорациях студенты университета ожидают автобусов в город.
61

62. Пытаюсь через окно движущегося автобуса сфотографировать офигительный закат.
62

63. Пока доезжаю до центра города, становится совсем темно. У меня есть полчаса до начала, можно расслабиться, подышать и поглядеть по сторонам.
63

64. Полнолуние.
64

65. Вечерний рынок Махане Иегуда.
65

66. Объявление на стене, призывающее добропорядочных евреев не покупать хлеб в день окончания Песаха до 8 часов 6 минут вечера по летнему времени. В Песах, как вам, возможно, известно, евреи пьют кровь христианских младенцев не едят квасного. Хлеб можно начинать есть вечером в последний день Песаха, но тут есть тонкость. Если бежать в магазин за свежим хлебом немедленно по окончанию Песаха, сразу после захода солнца, то вы купите хлеб, который изготовлен и выпечен ещё до окончания Песаха! Исходя из расчёта, что на замешивание теста и выпечку уходит полчаса, определяется точное время, после которого купленный хлеб будет кошерным. (Что я про всё это думаю? Скажем нейтрально - я нерелигиозна. Совсем.)
66

67. Улица Агриппас, проходящая вдоль рынка.
67

68. Кручусь по прилегающему к рынку району Нахлаот в поисках нужной улицы. Улица в итоге обнаруживается в створе какой-то неприметной арочки, которую я бы в жизни не заметила, если бы не увидела направляющуюся туда преподавательницу.
68

Дальше - опять провал. Увы, фотографии с лекции у меня не удались. Но было безумно интересно. Доктор (по-русски было бы "кандидат наук") Нили Вазана - одна из лучших преподавателей, у которых мне когда-либо доводилось учиться (а это 5 лет в Питере плюс уже второй год здесь). Доказательством этому служит хотя бы то, что я в течение двух часов, с 8 до 10 вечера, с огромным интересом слушала и вникала в её лекцию, хотя встала в 5 утра и с тех пор поработала на двух работах. Мероприятие, собственно, заключалось в том, что некие хлебосольные люди отдали свой дом на один вечер в распоряжение Нили и всех, кто захочет прийти её послушать. Пришло несколько десятков человек, желающие принесли с собой пиво, все расселись на стульях, на диванах и на полу и слушали рассказ Нили о том, почему Иерусалим - священный для евреев город - ни разу не упоминается в Торе.

[Кому неинтересно - может пропустить.]Тора начинается с создания Богом мира и этот рассказ очень похож на мифы других народов, в частности, есть очень много общего с вавилонским мифом о сотворении мира. Но там история подводит к тому, как был построен, причём построен богами, главный священный город вавилонян - собственно, Вавилон. В Торе можно было бы ожидать рассказа о строительстве Иерусалима, но ничего подобного. В книге Бе-решит (Бытие) рассказывается тоже о Вавилоне, хотя, казалось бы, что евреям до Вавилона. Причём рассказывается в том духе, что вавилоняне согрешили, попытавшись построить башню до самого неба, и за это Бог их наказал, смешав их языки. Теория Нили заключается в том, что рассказ о сотворении мира сформировался во время вавилонского пленения, его составителям был известен вавилонский миф, и они основывались на нём, но одновременно с ним спорили. Кульминация этого рассказа, последнее творение Бога - это суббота, святой день, день отдыха. Нили считает, что Иерусалим не появляется в этом рассказе, потому что он был разрушен, и евреи, сидящие в плену в Вавилоне, пытались придумать ему замену. До этого верили, что Иерусалим - место пребывания Бога на земле и поэтому с ним никогда ничего не случится, однако вавилоняне захватили и разрушили его. Поэтому вместо священного места, куда можно прийти, чтобы приблизиться к Богу, на первый план вышло "священное время", и было сказано, что всякий, почитающий субботу, таким образом подтверждает свою принадлежность к иудейской вере. Это было очень важно для народа, живущего в изгнании.
(Я попыталась кратко передать суть лекции. Предлагаю не спорить со мной о её содержании, ничего умного я вам сказать не смогу).


69. Что ж, день наконец закончен, я еду домой. Прохожу по своей улице (на ней, кстати, движения вообще практически не бывает, по крайней мере, на этом участке, потому что он заканчивается тупиком). Откуда-то пахнет яичницей. Я люблю, когда из дома - пусть даже чужого - пахнет едой, это даёт ощущение уюта. На выходных я отыгралась за этот и следующий день и тоже наготовила себе вкусной еды.
69

70. В душ, а потом - спааааааать. Завтра - четверг, последний рабочий день недели, что не может не радовать, несмотря на то, что спать осталось 6 часов.
70

Tags: археологические находки, археология, архитектура, перепост
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo starcheolog april 27, 2015 00:41 398
Buy for 10 tokens
Недавно меня в очередной раз попросили рассказать, что такое "культурный слой" и как образуется. Многим кажется невероятным факт, что культурный слой в городе может иметь несколько метров. В итоге я написал вот этот пост, в котором постарался просто, но подробно рассказать о культурном слое и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment