starcheolog (starcheolog) wrote,
starcheolog
starcheolog

"ДВЕ ЛОЖКИ САХАРНОГО ПЕСКУ В ПОДАРОК ДЕТИШКАМ"

Мой друг и коллега Кирилл Самойлов разобрал письма своего деда пропавшего без вести в январе 1943 г. Вот то у него получилось.

"ДВЕ ЛОЖКИ САХАРНОГО ПЕСКУ В ПОДАРОК ДЕТИШКАМ" ИЛИ НЕМНОГО ВОЕННОЙ "ИСТОРИИ ПОВСЕДНЕВНОСТИ"

Сегодняшний день посвятил разборке и семейному чтению (в хронологическом порядке) военных писем Сергея Павловича Скворцова, моего деда по материнской линии. Очень информативный источник. Надо бы оцифровать - при должном анализе вполне потянет на кейс по "истории повседневности". Сохранилось несколько десятков писем и почтовых карточек за август 1942 - январь 1943, написанных с интервалом в 2-3 дня (иногда по два за день) и адресованных моей бабушке - Валентине Фёдоровне.

Итак, СКВОРЦОВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ (1905 г.р.). Младший лейтенант, командир взвода батареи ПТО Отдельного истребительно-противотанкового дивизиона 8-й отдельной лыжной бригады Воронежского фронта. Пропал без вести в последних числах января 1943 под Старым Осколом. А был он моим ровесником.


Командир запаса Сергей Скворцов,1933 г.

О молодости известно мало. Родился, судя по всему, на Ярославщине. Учился в Воронежском и Тверском (1928-1930) лесных техникумах. В 1931 г. проходил военное обучение в 113-м артиллерийском полку (второй выпуск командиров взводов запаса). Судя по всему - зенитчик. На фотографиях видно, что учили использовать 76-мм зенитную пушку Лендера на тракторной тяге.

Перед войной жил в г. Данилов Ярославской области (ул. Карла Маркса, д. 42). Судя по всему, работал совслужащим с Даниловском райисполкоме. Член ВКП (б). Участвовал в работе ОСАВИАХИМа. Приблизительно в 1935 г. женился на моей бабушке - Валентине Фёдоровне (тоже работница исполкома?), родились две дочери: старшая Алевтина и младшая - Маргарита (1937 г.р.) - мая мама.


"Валентина Тихомирова (Скворцова), 1931 г

По косвенным данным из писем ясно, что призван в конце июля 1942 несмотря на целый букет хронических болячек. Отправлен в распоряжение командования Москву. 1 августа - медкомиссия. Диагностирован хронический нефрит, гематурия и пониженный гемоглобин (по всей видимости, эти болезни были причиной задержки от призыва в предшествующее время). Направлен в терапевтическое отделение госпиталя (с видом на Курский вокзал) "где сконцентрировались больные почками. В основном здесь командный состав и в большинстве фронтовики". Любопытны бытовые зарисовки (орфография везде сохранена):
"[6.8.42] Питаюсь прекрасно. Получаю стол № 7 - молочно-овощной-безсолевой. Завтрак состоит из одного блюда (каша пшенная, лапша молочная и т.п.), дают 150 граммов белого хлеба, сливочное масло, кофе или чай. На обед дают 300 гр. белого хлеба, борщ или свежие щи с томатом и сметаной; в качестве "второго" дают пару больших голубцов в томате, тушеную капусту с котлетой или белые аладьи; на третье - компот из черного винограда. Наш ужин состоит из 150 гр. белого хлеба, пшенной каши или лапши и чая (сколько влезет); на завтрак и к ужину дают сахарный песок... Я сожалею, что судьба привела меня сюда с большим опозданием; если бы эти условия были созданы ранее, я бы был здоров".
Из оговорок становится понятен и стандартный уровень медобслуживания населения довоенного райцентра Ярославской губернии в 1940-е: "[14.8.42] Принимаю одно из лучших лекарств - Calcium Chloratum; этого лекарства в нашей области не достанешь".

Постепенно тают надежды на комиссование: "[18.8.42] Наше общее с тобой желание устроить мою судьбу, как устроил себе В. Голосов - навряд-ли исполнится. Не те времена настали, Валя! Следи за сообщениями по радио, следи по карте - и тебе будет все понятно".

В письмах сквозит разочарующее предчувствие того, что служить придется не по имеющейся воинской специальности (зенитчик): "[06.8.42] Из предварительного разговора с начальствующим составом отдела кадров я делаю вывод, что со своей старой и любимой специальностью придется расстаться. По всей вероятности, я получу назначение в стрелковые части (минометные или противотанковые)".
[7.9.42] Знаю только, что не с самолетами, а с танками врага буду иметь дело. Жаль, но ничего не поделаешь. Используют там, где больше всего требуется. С точки зрения опасности всякий род войск имеет свои прелести".

3 сентября состоялась госпитальная комиссия и "меня признали выздоровевшим, написав в решении своем "годен к военной службе"... Сам по себе я окреп и чувствую себя не плохо; прибавил в весе более чем на 3 килогр! С лица выгляжу совсем хорошо, порозовел. Жаль, что несколько болит поясница, но это явление, как объясняют врачи, присуще другой болезни - невралгии... О том, что я избавился от своей болезни можно судить и потому, что я переведен на "общий стол" и что за последние дни отчаянно потребляю по целой большой селедке, приправленной уксусом, подаваемой нам больным на ужин".

5 сентября был выписан из госпиталя и в ожидании назначения жил в общежитии, питаясь в столовой Военторга за свой счет. До окончательного оформления бумаг он все еще не получал денежного довольствия: "Наряду с этим страшно мучаюсь, что не могу помочь тебе, а потому жду любого назначения, чтобы упорядочить этот вопрос".

9 сентября получено назначение в Казань. 12-го - благополучно добрался до места назначения. С этого момента и до начала января 1943 г. будет находиться под Казанью в лагере 1, где формируется часть (в/ч 413, полевая почта 2240 – т.е. 8-я отдельная лыжная бригада – в письмах, естественно, название части не упоминается, но оно определимо по номеру полевой почты).

Из писем постепенно становится понятна занимаемая дедом должность - "Ванька-взводный", командир взвода батареи ПТО Отдельного истребительно-противотанкового дивизиона лыжной бригады. Напомню, сорокапятки этого дивизиона (да еще минометы) были единственным "тяжелым" вооружением, приданным таким бригадам.
"[25.9.42]Чувствуя приближение зимы, я готовлюсь стать лыжником. Уже сейчас, на специальном лыжедроме я тренируюсь ездить на них, овладеваю этим искусством. А зима приближается...".
Кстати о лыжедроме - это полоса, усыпанная хвоёй, позволяющая изображать ходьбу на лыжах летом.
"[29.10.42] В наших краях уже выпадал снег; часто оседает иней, покрывая первой пеленой землю. По первой пороше начнем упорную учебу на лыжах, благо рельеф здесь позволяет (много оврагов с крутыми обрывами, подъемов и спусков).

В письмах из Казани постоянно повторяются очень странные мотивы - офицерский состав формирующихся частей живет фактически на самообеспечении.

"[15.9.42] В данный момент нахожусь в лагерях, ожидая своих людей. Пока еще хожу в гражданском костюме, знакомясь с осенними холодами и ночными заморозками. Про меня можно сказать, что "застала зима в летнем платьице", если бы я не встретил сочувственного отношения одного майора - начальника одного из отделов штаба. Видя меня замерзающим, он дал мне свою шинель. Отчасти это спасло меня от "замерзания" (а может быть и от болезни гриппом, которого я боюсь, чтобы не получить вспышки моей болезни - нефропатии). Однако эта шинель еще не спасает меня от холода в ночное время, так как прогретая "Солексом" <в госпитале - К.С.> моя спина дает о себе знать. Живу сейчас на правах гостя в чужой палатке; своей палатки не имею...Я получил "расчетную книжку" и "хлебную карточку". Питаюсь в столовой командного состава. Хлеба получаю 800 гр. Питание вполне достаточное. Питаюсь как гражданский, за наличный расчет... В бытность мою в Москве послал тебе 400 руб. денег - мой первый заработок из расчета пониженной заработной платы, как лица, находящегося без должности. За сентябрь мес. получу зарплату из других расчетов, согласно занимаемой мною должности; по всей вероятности, в конце сентября месяца ты получишь "денежный аттестат"... Если будет возможность - пришлю тебе немного денег помимо аттестата. Раньше помочь тебе не мог, так как претерпевал денежный кризис. Да ты и сама знаешь, что из дома я взял с собой лишь 50 руб, а прожил 1 1/2 мес, тратя в некоторые дни более 10 руб. в сутки. Пришлось обратиться к услугам черного рынка и реализовывать внутренние ресурсы... Ботинки, кстати, так поистрепал, что их и не узнаешь. Скорее не ботинки, а опорки. Истрепал порядочно портфель, брюки и т.п.".

"[25.9.42] "Сейчас пойду ужинать, а через некоторое время - в палатку, чтобы спать. Представь мою "перинку", в которой я лежу, укрываясь шинелью, которая не так уж долга и из которой торчат мои длинные ноги, обвеваемые морозным ветерком. Именно так и что особенно странно, что находясь в этих условиях (дрожа от холода, не раздеваясь и не моясь по неделе) - я не имею ни насморка, ни кашля и никакого влияния или последствий своей прежней болезни... Моя зарплата в данный момент 650 р. в месяц, из коих плачу за питание 150 руб. и вычитают <неразборчиво>, займ и т.п., кроме того требуются другие расходы. По прибытии на фронт, моя зарплата изменится. Денежный аттестат пока еще не оформлен, вероятно, будет готов в октябре мес."
"[3.10.42] думаю как-нибудь побывать в городе, чтобы реализовать свой гражданский костюм".

Самое шокирующее, что "самообеспечением" добывается не только одежда, но и учебные материалы!

"[18.10.42] А привезти мне надо: перчатки, теплые носки, портянки, какое-нибудь полотенце (в обмен на мое, которое я тебе дам в подарок), знаки различия - кубики, которые лежат в книжном шкафу, в одной из железных баночек. Если можешь - сходи к военкому и попроси у него для меня "Наставление по применению 45мм пушки обр.1937 г." и что-нибудь еще по этому вопросу ".

"[23.10.42]... вещевой мешок, простой карандаш, можно бумаги, воротнички; попроси у военкома или А.П.Платонова "Наставление о противотанковой пушке и ружье".

В октябре бабушке удалось выхлопотать разрешение и начале ноября посетить мужа в учебном лагере (эта поездка из Данилова в Казань через Москву представляла отдельную эпопею). В этой связи описывается его расположение и быт.

"[18.10.42] Живу я сейчас в землянке. На зимние квартиры в город не поедем, будем жить в лагерях. Кстати, если ты захочешь меня найти, приезжай в город Казань и на трамвае № 3 доедешь до завода СК (до конца маршрута трамвая). Здесь ты спросишь дорогу в лагерь №1, а в лагере - Отдельный истребительно-противотанковый дивизион. Лагерь от города в 6 км, считая это расстояние от завода СК. Дорога прямая и по ней постоянно то и дело ходит народ. Придя в лагерь № 1, увидишь слева землянки, а вблизи арки и нашу... По приезде к нам где-нибудь устрою тебя... По этому вопросу я сегодня говорил с комиссаром батареи: он дал мне согласие и будет содействовать твоему пребыванию здесь. Кстати, я показывал ему твоё письмо и карточку. "

Не обошлось и без совсем криминальных историй.
"[1.12.42] Кстати, несколько слов о маленьком постигшем меня несчастье. Вчера, 30.11.42 я был дежурным по бане. Дежурство провел на отлично. Зато остался в одном нательном белье. Похитили у меня летнюю гимнастерку, брюки и привезенное мне тобою теплое белье. Составили акт, что будет от этого не знаю. Во всяком случае потерял вещей в примерной сумме на 1000 руб. До этого утащили у меня новый ремень. В общем - кругом обворовали. Не к лучшему ли это, Валюша? Или наоборот, а?!".

Вообще, постоянный мотив писем и из Москвы и из Казани - забота о семье, которая в отсутствие мужчины, судя по всему, начинает потихоньку бедствовать: "горит ли у тебя электричество после моего отъезда, если не горит... не бойся и не гнушайся обращаться туда, куда нужно". Буквально в каждом письме вопрос о том, решен ли наконец вопрос с доставкой дров. Постоянные напоминания - "не стесняй себя в питании и, если надо, продай что-нибудь из моего "туалета"...".

"[27.11.42] Будь смелее с разрешением хозяйственных вопросов. По возможности, заготовьте себе продуктов, продав что-нибудь из моего барахла. Не стесняй себя в этом... Все гражданское, конечно, теперь мне не нужно...".

"[30.12.42] Сильно озабочен, чтобы помочь тебе, Валя, покрыть твой долг 2000 руб. на днях я посылал тебе 400 руб. Сейчас я принимаю меры к продаже своих вещей, чтобы сократить твой долг и облегчить твое существование, предоставив некоторую возможность улучшить жизнь моих детишек."

В качестве детям - две ложки сахарного песку! "[11.11.42] Очень жалею, что не смог организовать какой-нибудь подарок маме и детишкам. Поверь, что этой возможности не было. Ты видела, как я живу и чем дышу. Ты знаешь, что каждый день моей жизни приближает меня к фронту. Что мог я иметь в этом случае? Угостить моих детишек двумя ложками сахарного песку, что я передал тебе для них. Пусть вспоминают, что в свое время их папочка приносил им и конфетку, и пирожное, и шоколадки... Пусть они знают, что во всем этом виноват Гитлер, которого я поеду бить, бить беспощадно и со всей ненавистью и хладнокровием".

Там вообще много можно почерпнуть о быте совслужащего:
"[4.12.42] Хочется ни о чем не думать; а грязные мысли лезут в голову сами по себе. Ощущаешь какое-то странное чувство беспокойства. Невольно представляешь вновь все лучшие дни моей жизни с тобой, Валюша. И если я не был иногда более внимательным к тебе, то только потому, что я не был вполне обеспеченным. Если бы я имел золото, я бы ЗАСТАВИЛ ходить тебя в золоте. Но в том то и дело, что я, Валя, был простым (и пожалуй ничем не отличающимся человеком, советским служащим, живущим только на зарплату, честно, без воровства и махинаций) человеком. И все, что я мог сделать тебе - я делал".

" [28(?).12.42] Питаюсь по-прежнему, но с такими же перебоями, как и при тебе. Несколько раз покупал хлеба, платил по 170-200 руб. за буханку. Деньги изыскивал на месте, реализуя свое барахло. Научился продавать и перепродавать вещи. Для курьеза сообщаю, что был момент, когда я "спекулировал". Странно, но факт. Может ты и не поверишь, зная мою натуру, но это именно так. Чтобы помочь тебе с деньгами принимаю меры к продаже некоторых моих вещей и в частности новых диагоналевых брюк, а может быть и часов. Правда, если будут условия к этому".

Боевая учеба занимает все время. Постепенно появляются и первые успехи.
"[21.11.42] Уже выпал снег. Началась систематическая лыжная подготовка, втягивание нас в походы. Был один день, когда я совершил 50 км переход и это при моем-то здоровье!.. Кстати, этот переход нисколько не отразился на моем состоянии, если не считать некоторой чувствительной боли в пятках, возникшей из-за налипшего снега на каблуки, благодаря чему я ходил "на французских каблуках". Сегодня были боевые стрельбы. Мой огневой расчет показал образец артиллерийского искусства, заставивший полюбить меня нашу маленькую, но грозную артиллерию. Из трех снарядов я поразил 2 цели: орудие и пулемет. На "зло надменному соседу" т. Бороздину - любимцу Светличного я получил отличную оценку, а мой товарищ Гальперин провалил, Бороздин же получил оценку "хорошо"...".

"[12.12.42] Я писал тебе, что собираюсь ехать на фронт. Уже остались считанные дни, а может быть и часы. Уже сделана заявка на вагоны. Уже прекратили систематические занятия; кончились боевые стрельбы, начались последние учения. На днях ночевал под открытым небом; завтра снова иду в поход, чтобы закалить себя для предстоящей "практики"... Хожу на лыжах; делаю переходы от 10 до 20 км. Завтра предстоит поход километров на 50-60".

"[30.12.42] Вчера, впервые в жизни, я участвовал в лыжном кроссе на дистанцию 10 км. Прошел это расстояние за 1 час 20 минут. Это на старость-то лет и при моем состоянии здоровья и подготовки себя как физкультурника! Хороший старт, Валя! Я только теперь оценил преимущества лыж".

Еще один мотив - неопределенность и перманентное терзающее ожидание фронта. "[25.9.42] Кто знает, придется ли вообще увидеться нам. Именно придется ли!.. Я умышленно подчеркиваю это, чтобы обратить твое внимание, как друга, как жены. Не пройдет и двух месяцев, как мне придется встретится с врагом, коварным и ненавистным врагом. Каждый день приближает меня к этому дню, ко дню отправки меня на фронт. А фронт - это не шутка. Из газет и радио в некоторой степени известно тебе, чем чреват этот фронт. Я писал тебе, что готовлюсь выполнять обязанности, которые когда-то выполнял твой брат Петя. Они чрезвычайно сложны и опасны для выполняющего. Имеется одна только разница, что я выполняю свои обязанности не в воздухе или появившись с воздуха, а на земле. Мои обязанности требуют воспитания в себе стойкости, упорства, храбрости, пренебрежения к смерти... Что поделаешь, этого требует родина и священный долг советского гражданина. Не беспокойся за меня и, если что-нибудь случится со мной, то считай этот факт единственной формой поведения гражданина и патриота своей родины".

Мысли постоянно вертятся вокруг последних сводок с фронта. "[21.11.42] Выдали белое теплое белье (рубашку и кальсоны), теплые бумазейные портянки и рукавицы-вязанки... Итак, боевые стрельбы, выдача теплого обмундирования и предстоящие учения - показатель нашей в ближайшее время отправки в своеобразную "командировку" по освобождению русской земли от Гитлеровской нечисти. Меня, как представителя нашей РККА, можешь поздравить с некоторым успехом, одержанным РККА на южном фронте. Поверь, что и мы (в том числе и я) спуску не дадим. И как приятно будет, Валя, встретиться нам с тобой, когда я, как победитель, вернусь к тебе. Самые лучшие дни настанут тогда, будем восстанавливать разоренные войной места, созидать еще более мощную и грозную промышленность, новые города, наше народное хозяйство. И, будь уверена, что я никуда от тебя не поеду; вместе с тобой изберем такой уголок, где бы ты, моя милая, могла отдохнуть, забыть все невзгоды и лишения, а детишки, удовлетворенные своей жизнью - вспоминали бы войну как давно минувшее, по картинкам".

Зимнее обмундирование выдали только в первой декаде (да, они считают время не неделями, а декадами) декабря.
"[4.12.42] Ну вот, Валюша, наконец я дождался того дня, о котором я писал тебе: сегодня будут одевать моих людей, а завтра получу новое обмундирование и я".

"[12.12.42] Получил я сейчас: зимнюю меховую на шелковой подкладке шапку, подшлемник, меховую безрукавку-цыгейку, диагоналевые гимнастерку и брюки, ватные шаровары, две пары теплого нательного белья, одну пару летнего нательного белья, теплые шерстяные носки, фланелевые портянки, две пары рукавиц (в том числе одни меховые); получил вещевой мешок, флягу под спирт, котелок. Шинель и сапоги оставили старые. Зато получил валеные сапоги. Как видишь, одет я не плохо и, пожалуй, теплее, чем дома. Вообрази, что большую часть выданных мне вещей, я ношу на себе. А, как трудно передвигаться при этом! Итак, еду на фронт!".

Дальше всё понеслось стремительно (писем уже почти нет, краткие почтовые карточки)
3 января 1942 – запрещен выход из части в ожидании отправки на фронт.
4 января 1943- "уже гружу свой багаж".
7 января 1943 - "Еду в пути, покину в г. Казань. Направление моей поездки в места, где я учился в Техникуме или в этом районе. Еду на Москву. Настроение безразличное: думаю о вас, о тебе, о детях".
9 января 1943 - "Вот я и в столице - Москва. Куда свернет мой путь - не знаю. Из Казани выехал 6.1.43 в половину шестого вечера".
11 января 1943 "Уже проехал Подольск, приближаюсь к Серпухову. Куда лежит мой путь, не знаю; посмотри на карту и может быть тебе будет ясней.
12 января 1943 - "Буду находится на родине Нади Тихомировой; насколько точно - не знаю. Живу как цыган: сегодня здесь; завтра - там. Привыкаю к походной жизни, к холоду, сухарям и т.д.; пью холодную водичку... не так давно послал тебе 800 руб.; больше послать не мог, так как не успел реализовать свои вещи"... "Думаю, что все будет хорошо и благополучно. Жди меня и надейся на скорое возвращение. Желаю Вам всего лучшего в жизни и успехов детям. Пусть растут и вспоминают своего папочку, ждут его каждый день. Если суждено мне вернуться к Вам, заживем по прежнему, даже лучше. Мой привет всем".
13 января 1943. - "По прежнему еду в пути. По всей вероятности, скоро конец. Через несколько дней заживу новой жизнью, вовсе непохожей на прежнюю. Жду этого момента и вспоминаю Вас. Где столкнет меня судьба, нет знаю".
16 января 1943 - последнее письмо, отправлено из "местечка Анна" (райцентр Анна Воронежской обл.), где бригада разгружалась. "Сейчас, когда я нахожусь вдали от Вас, я вспоминаю свою учебу в Воронежском лесотехникуме. Проходя по здешним лесам, я вспоминаю свою прежнюю специальность, определившую особую любовь к лесу, к природе. Вспоминаю все, что можно здесь вспоминать".

29 января 1943 - последняя открытка. Привожу дословно:
"Моя дорогая Валя!..
Пишу тебе о том, что всего более интересует тебя: жив и здоров. 20.1.43 принял первое "крещение", а 27.1.43 второе, боевое. Уже ранен мой коллега – т. Гальперин (ты его знаешь!). Сегодня хороним первые жертвы наших боев, поклялись отомстить за смерть своих товарищей. Чувствую себя пока хорошо. Прошел пешком родину Н. Тихомировой, двигаюсь дальше. Следишь ли ты за успехами РККА, как живете все вы и в частности детишки, мама. Что нового в Вашей жизни, в жизни города, знакомых, родных? Пишите, не забывайте меня. А пока желаю Вам всего лучшего. Будьте здоровы. Целую Вас крепко-крепко. Твой [подпись]. P.S. Получаешь ли зарплату по аттестату?".


Последняя открытка


Не знаю, но меня особенно зацепили последние его слова.

На этом связь обрывается, хотя до того дед писал письма буквально каждые два дня. Через некоторое время пришло письмо от однополчанина, который очень невнятно излагал, что они оборонялись в какой-то избе, дед был ранен, отступая его оставили, а когда отбили населенный пункт обратно, его не нашли и предполагают, что он был "растерзан фашистами". В ответ бабушка написала гневное письмо в том духе, что "как посмели бросить раненного командира". В ответ пришло еще одно письмо от какого-то полуграмотного украинца, тоже достаточно путано объяснявшего, что дед, вместе со своим "помощником" и кем-то третьим отправились в разведку, а через несколько дней, после нашего наступления нашли их трупы.

Больше никакой информации установить не удалось. Поиски военкома, квартировавшего после войны в бабушкином доме, так же ничего не дали (нет ни в списках живых, ни убитых).

Согласно Приказу ГУК НКО СССР от 4 декабря 1945 г. № 03296 (об исключении из списков Красной Армии офицерского состава, пропавшего без вести), мл. Лейтенант С.П.Скворцов пропал без вести в ЯНВАРЕ 1943 (http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=74434991&page=11).
Это позволяет сузить дату вероятной гибели до 2-3 дней - между отправкой последнего письма (29 января) и концом месяца. В эти дни 8-я ОЛБР действовала южнее Старого Оскола, вела упорные бои за Нижне-Чуфичево и Верхне-Атаманское. Это находится вот здесь:

Карта села Верхне-Чуфичево в Белгородской области


Через несколько дней от 3000 человек, входивших в состав бригады, останется меньше половины. Уже 3 февраля бригада была расформирована, а остатки личного состава влиты в 305-ю стрелковую дивизию. БРИГАДЫ НЕ СТАЛО ЗА НЕДЕЛЮ БОЁВ! Шла Воронежско-Косторненская наступательная операция...



***

Вот, собственно, на этом я и хотел закончить. Но тут, совершенно случайно нашел в интернете некоторую информацию о 8-й отдельной лыжной бригаде Воронежского фронта и боях у Старого Оскола. Анализировать времени нет, поэтому конспективно излагаю что есть. Взято отсюда: http://l-battalion.blogspot.nl/2013/06/8.html. Очень многое прямо совпадает с письмами деда.

8 лыжная бригада Воронежского фронта

Летом 1942 г. централизовано начали формироваться 30 отдельных лыжных бригад, по единому штату. На укомплектование лыжных бригад направлялись моряки Тихоокеанского флота, курсанты училищ, физически крепкие призывники, процент бойцов с фронтовым опытом (особенно среди офицеров) был выше чем в лыжных батальонах образца 1941 г. Параллельно формировались бригады на фронте из бойцов умевших ходить на лыжах, и имевших боевой опыт, частично в лыжные бригады попали оставшиеся в живых лыжники лыжных батальонов формирования 1941 г.
Несмотря на усиление противотанковыми средствами лыжные бригады, по сути оставались легкой пехотой, которая не могла самостоятельно прорывать хорошо оборудованную оборону противника или самостоятельно противостоять крупным танковым резервам противника.

Согласно штату 1942 года ОЛБР включала
(см. здесь: http://l-battalion.blogspot.ru/2015/04/3000.html):
Людей - 3.000 чел.
Лошадей - 383 гол.
Винтовок - 1.687
Пистолетов-пулеметов - 948
Пулеметов ручных - 55
Пулеметов станковых - 18
Пулеметов кр. калиберных - 3
Противотанковых ружей - 54
Минометов 50 мм - 27
Минометов 82 мм - 48
Пушек 45 мм - 12
Автомобилей легковых - 3
Автомобилей грузовых - 30

Истребительно-противотанковый дивизион должен был быть в составе: двух 45 мм батарей (по 6 - 45 мм пушек в каждой) и роты противотанковых ружей (27 ПТР), численность дивизиона 238 чел.

8-я лыжная бригада сформирована согласно постановления ГОКО №2219сс от 28 августа 1942 г. Бригада сформирована в МВО, в Казани, в действующей армии с 15.1.43, расформирована – 03.02.43. Бригада участвовала в наступлении Воронежско–Касторненской наступательной операции в составе Воронежского Фронта.

В период формирования 8 лыжная бригада дислоцировалась в военном лагере №1 в г. Казань. Следует отметить, что в Казани в 20 зсбр собирали солдат имевших лыжную подготовку и бойцов-лыжников из числа реформируемых лыжбатов и из госпиталей, начиная с 1 июня 1942г. Но основная масса личного состава прибыла осенью 1942г, предположительно призывниками 1924 г.р.
На основании директивы НКО № Орг/2/787359 от 31 августа 1942 года и приказа командующего МВО № 15912 от 3 сентября 1942 года в Казани на базе 20-й зсбр стали формироваться 4, 5, 6, 7, 8, 9 и 10 олбр со сроком готовности к 25 сентября 1942 года. 8 лыжная бригада укомплектовывалась в первую очередь и срок готовности командованием был определен 1 января.
В зимнее время все бригады при проведении тактических учений совершили несколько выходов на местность на 2-3 суток. Проводились ночные учения. При проведении лыжной подготовки красноармейцы совершали марши протяжённостью от 5 до 40 км в сутки. На местности части бригад отрабатывали внезапное нападение на населённый пункт, занятый противником, нападение из засады и т.п. В полном объёме была пройдена огневая подготовка, изучена материальная часть оружия.

8 олбр убыла на фронт из Казани в период с 3 по 7 января 1943 года совместно с 4 и 6 олбр. 4, 6 и 8 олбр в январе 1943 года прибыли на Воронежский фронт. Изначально 4,6,8 олбр предназначались для участия в Острогожско-Россошанской наступательной операции проведенной против 2-й венгерской армии. Бригады должны были после выгрузки пройти на лыжах 250 км вдоль фронта, войти в состав Южной группы. Однако из-за задержек в перевозках на железнодорожном транспорте к началу операции бригады опоздали и приняли участие в её продолжении - Воронежско-Касторненской наступательной операции.



Карта Воронежско-Касторненской операции

Вообще то подготовку Воронежско – Касторненской операции и подготовкой назвать трудно. Красная Армия используя блестящий успех проведенной Острогожско-Россошанской операции начала новую операцию, даже не закончив полностью уничтожение окруженных частей противника. Замысел этой операции заключался в том, чтобы ударами по сходящимся направлениям с севера и юга по флангам 2-й немецкой армии окружить и уничтожить ее основные силы, освободить важный в оперативном отношении район Воронеж-Касторное.

Начало наступления для 40-й армии было назначено на 24 января. 40-я армия действовала в полосе шириной 50 км. В первом эшелоне были развернуты 7 стрелковых дивизий (сд), одна танковая бригада (тбр) и 4-й танковый корпус (тк). Во втором эшелоне были 4, 6, 8 лыжные бригады и 305я сд.

8 олбр также, как и 6 бригада, 21 января прибыла в состав 40 армии. В тот же день бригаде поставили задачу прибыть 23 января в район сосредоточения Солдатское, Городище.
24 января началось наступление 40А. 8 олбр предстояло действовать на направлении г. Старый Оскол. Противнику необходимо было вывести из под удара 9 дивизий и массу техники, а в снежную зиму это можно было осуществить только по дорогам через этот пункт. Старый Оскол был на внешнем фронте окружения, поэтому логично было на захват и удержание Старого Оскола послать именно подвижные части, в лице лыжных бригад.

Из-за трудностей, вызванных длительным переходом, части бригады вышли в район сосредоточения только 25 января. При переходе бригады из Шатиловки в Городище, в д. Обуховка она подверглась бомбардировке авиацией противника и потеряла 13 человек убитыми и 15 ранеными (первое крещение?). К утру 26 января 1943 года 8 олбр сосредоточилась в 1-е, 2-е Городище. Бригаде была поставлена задача прикрыть левый фланг армии и совместно с 340 сд и 6 олбр овладеть Старым Осколом. С рассветом 27 января бригада перешла в наступление в направлении Нижне-Чуфичево - Верхне-Атаманское (второе крещение, боевое).

Последующие несколько дней бригада будет вести упорные бои за Нижне-Чуфичево и Верхне-Атаманское. Из воспоминаний местных жителей оборона противника в этих населенных пунктах представляла собой следующее: "Как в Верхне-Чуфичеве, так и в Верхне-Атаманском враг имел хорошо укрепленные позиции, да и местность позволяла – холмы, река Чуфичка, пруд. В Верхне-Атаманском была кирпичная церковь с колокольней в пять ярусов высотой 21 метр. Там засели пулеметчики и снайперы, оттуда били минометы." Для лыжных бригад с их 45 мм артиллерией и минометами эти укрепленные пункты были явно не по силам.

Наутро 28 января противник силою до батальона продолжал упорно оборонять Верхне-Атаманское. Комбриг Замотаев принял решение вместе с взводом танков 116 тбр окружить и уничтожить противника в Верхне-Атаманского, в дальнейшем овладеть Крамской, Лукьяновкой и отрезать противнику путь отхода из Старого Оскола. Бригада перехватывала пути отхода противника на юг. К 12 часам 28 января части бригады овладели восточной окраиной Верхне-Атаманского и южной окраиной Верхне-Чуфичево, потеряв 17 человек убитыми и 34 ранеными. К этому времени бригада стала испытывать недостаток в боеприпасах, поэтому Замотаев обратился к командующему 40 армии и командирам соседних 340 и 161 сд с просьбой подвезти патроны, миномётные мины и оказать помощь в эвакуации раненых, т.к. собственный транспорт отсутствовал. Но ни боеприпасы, ни транспорт поданы не были.

К исходу 29 января 8 олбр совместно с 116 тбр захватила Бобровые Дворы и получила приказ на следующий день захватить Скородное и прочно его удерживать, не допуская подхода резервов противника с запада и юга. Для усиления бригады в её распоряжение был направлен один дивизион реактивных миномётов М-13. Одновременно 30 января бригада совместно с 1004 стрелковым полком 305 сд продолжила бои по овладению Верхне-Атаманским и Верхне-Чуфичево, которые упорно обороняли части 26 пд немцев.
На следующий день 8 олбр была влита в состав 305 сд, а 3 февраля расформирована. Бригада понесла большие потери (по некоторым оценкам больше половины личного состава в с Нижне Чуфичево находится братская могила в которой захоронено 407 бойцов и командиров преимущественно лыжников, так же братские могилы лыжников расположены в Верхне Чувичево, в Долгой Поляне, вероятно есть захоронение и в Верхне Атаманском), но расформирование бригады скорее произошло по причине, того что командование Красной Армии, в этот период больше нуждалось в полноценных стрелковых дивизиях с их артиллерией, чем в легкой пехоте.
Несмотря на краткосрочность своего существования бригада выполнила главное – она быстро в метель, при глубоком снежном покрове прибыла к передовым частям 40 А, подкрепив их и дав возможность провести Воронежско-Касторненскую наступательную операцию, а так же в дальнейшем осуществить без паузы и Харьковскую наступательную операцию.

Tags: история, неархеология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo starcheolog april 27, 2015 00:41 398
Buy for 10 tokens
Недавно меня в очередной раз попросили рассказать, что такое "культурный слой" и как образуется. Многим кажется невероятным факт, что культурный слой в городе может иметь несколько метров. В итоге я написал вот этот пост, в котором постарался просто, но подробно рассказать о культурном слое и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments